Великая французская революция » К ДВУХСОТПЯТИЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ЛУВРА

К ДВУХСОТПЯТИЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ЛУВРА

К ДВУХСОТПЯТИЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ЛУВРА
(заметки по свежим следам)


8 ноября 1998 года Радио России сообщило о том, что в Париже один из крупнейших художественных музеев мира Лувр отмечает свой двухсотпятилетний юбилей. Дата хоть и не совсем круглая, но судя по всему значимая для сотрудников этого музея, и наверняка слушателям было бы интересно узнать, с каким именно событием связана эта годовщина – ведь известно, что и постройка королевского дворца, в котором размещается музей, и начало создания художественной коллекции относятся к куда более отдаленным временам. Основателем коллекции считается, в частности, король Франциск I (первая половина XVI века), а со времен Ришелье ее пополнение ведется систематически и целенаправленно.

Что же мы услышали? Что якобы дворец собирались снести, но толпа парижских торговок вынудила королевское семейство переехать их Версаля в Париж, вновь поселиться в Лувре и тем самым спасти его!

История весьма фантастическая, и главное, не имеющая ни малейшего отношения к отмечаемому событию.

Прежде всего, уже достаточно давно королевской резиденцией в Париже являлся не Лувр, а другой дворец – Тюильри, и именно туда перебралось королевское семейство в октябре 1789 года, т.е., не двести пять, а двести девять лет назад. В Лувре же еще со времен Людовика XIV, точнее, с 1667 г. раз в два года стали проводить так называемые "Салоны" – выставки картин, гравюр и скульптур художников Парижской Академии, т.е., признанных официально. При Людовике XV большая часть помещений Лувра в верхних этажах была передана этим художникам под мастерские, а с середины XVIII века и под квартиры художников и артистов. Здание дворца многие десятилетия не ремонтировалось, и действительно давно обветшало, но сносить его…

Так с чем же связана годовщина?

27 июля 1793 года Национальный конвент принял декрет о создании Национального музея в помещении Лувра и на основе собранной там бывшей королевской художественной коллекции. 10 августа, в праздник Единства и Неделимости Республики, которым была отмечена первая годовщина восстания, приведшего к свержению монархии во Франции, для посетителей была открыта галерея, соединяющая Лувр с Люксембургским дворцом (в помещении этого дворца в течение примерно трех десятилетий до 1785 года была выставлена открытая для публики два раза в неделю художественная коллекция из Версаля), в которой было представлено 537 картин и других произведений искусства, а 8 ноября 1793 года впервые была открыта для посетителей и основная коллекция Лувра. Именно эту дату и отмечают Луврские музейщики.

Это было исключительно сложное для Франции время . Шел четвертый год Великой французской революции. Уже не только свергнута монархия, но и вынесен и приведен в исполнение смертный приговор Людовику XVI, бывшему королю французов. Уже в результате нового народного восстания пришли к власти якобинцы. Военные действия уже несколько месяцев крайне неудачны для Франции. Примерно половина страны восстала против Парижа. 13 июля убит Марат, и как бы ни объясняла Шарлота Кордэ свой поступок стремлением предотвратить гражданскую войну, он возымел прямо противоположное действие. 27 июля, в один день с декретом о Национальном музее, Конвентом был принят декрет, карающий смертью скупщиков продовольствия. А 5 сентября под давлением парижской толпы декретом Конвента террор был "поставлен в порядок дня".

Политика революционных властей в сфере художественной культуры не может оцениваться однозначно, и мы не можем не сожалеть, например, о целенаправленном разрушении памятников, напоминающих о королевском режиме – да и о многом другом тоже. И тем не менее, именно во время Революции, при якобинцах, Лувр стал Национальным музеем, открытым для широкой публики.

Приходится лишь сожалеть, что грубая политическая конъюнктура, стремление во что бы то ни стало убедить публику, что революции и революционеры никогда и нигде не приносили своей стране никакой пользы, а один только вред, приводит к столь неуклюжему переписыванию не только своей, но и чужой истории.