Великая французская революция » Смирнова Е. "Сен-Жюст. Биография революционера"

Смирнова Е. "Сен-Жюст. Биография революционера"


Е. Смирнова
Сен-Жюст.
Биография революционера


Луи Антуан Леон Флорель Сен-Жюст родился 25 августа 1767 г. в Десизе (провинция Ниверне); его отец был капитаном в отставке, дослужившимся до личного дворянства (оно не распространялось на его потомков), а мать - дочерью нотариуса. Кстати сказать, его отец был на 20 лет старше матери.

Потеряв отца в 10 лет, Луи Антуан поступил в коллеж Св. Николая в Суассоне, который теперь носит его имя. В 1787 году он стал студентом юридического факультета Реймского университета, который в свое время закончили такие известные революционеры как Дантон, Бриссо и др. 15 апреля 1788 г. он получает степень лиценциата права.

С началом Революции молодой юрист активно участвует в общественной жизни Суассона и Блеранкура, где он живет со своей матерью и двумя младшими сестрами. Приезжая на несколько недель в Париж в самый разгар июльских событий 1789 г., он знакомится с некоторыми героями этих дней, в числе которых и К. Демулен. В период с 1790 по 1792 гг. он пишет два трактата, одни из которых - "Дух Революции и конституции во Франции" - был опубликован летом 1791 г, а второй - "О природе" - был найден в его архиве только в XX веке.

Достигший к осени 1792 г., когда проходили выборы в Национальный конвент, 25 лет Сен-Жюст был избран членом Конвента и стал самым молодым депутатом за всю историю Собрания.

Его дебютная речь в Конвенте 13 ноября 1792 г. (так называемая Первая речь о суде над королем) произвела невообразимый эффект, что сразу же, разумеется, прославило оратора. Он, ни много ни мало, потребовал немедленной казни короля как изменника и врага Отечества (и это в тот момент, когда в Конвенте шли прения, подсуден ли вообще король и имеет ли право Собрание его судить!). Кроме того, всех поразила молодость и красота оратора. Вообще, внешность Сен-Жюста стала предметом легенд, под влиянием которых историки находятся до сих пор, наделяя его разнообразными эпитетами, самое, наверное, яркое из которых - "Ангел Смерти" - принадлежит французскому историку XIX века Ж. Мишле.

Каждая из последующих его речей становилась настоящим событием, и вскоре Сен-Жюст приобрел репутацию одного из самых блестящих ораторов в партии монтаньяров. 19 декабря 1792 г. он даже был избран председателем Якобинского клуба. Правда, в дальнейшем мало посещал заседания Клуба, предпочитая проводить время в Конвенте или в Комитете общественного спасения.

В это же время Сен-Жюст сходится с Максимилианом Робеспьером. Однако вопрос об их дружбе весьма спорен. Слишком разные это были люди, слишком по-разному они смотрели на вещи; слишком трудно было решительному, энергичному Сен-Жюсту, этому "гению действия", смириться с робостью и выжидательной тактикой Неподкупного. Но все же сейчас между ними не было заметно открытой конфронтации, которая появится позднее.

Еще до того, как он становится членом правительственного Комитета, Сен-Жюст занимается практически всеми насущными проблемами Республики - продовольствием, армией, конституцией, административным управлением и др.

30 мая 1793 г. он вместе с Ж. Кутоном и Эро де Сешелем входит в состав конституционной комиссии, а после изгнания жирондистов из Конвента и реформировании Комитета общественного спасения становится одним из двенадцати членов Великого Комитета, управлявшего страной с лета 1793 по лето 1794 г. Затем он входит в Комиссию по национальной обороне при Комитете, а также становится его официальным докладчиком по самым важным политическим, стратегическим и идеологическим вопросам. И первым докладом в этом ряду был доклад против жирондистов, прочитанный 8 июля 1793 г.

10 октября 1793 г. Сен-Жюст делает доклад о временном революционном порядке управления, предлагая меры общественного спасения, необходимые в создавшейся чрезвычайной ситуации. Этот доклад лег в основу знаменитого декрета 14 фримера II года (4 декабря 1793 г.), ставшего своего рода законом государства на период якобинской диктатуры. Конституция отменена; Республика управляется декретами - законами, имеющими временный характер; Комитет общественного спасения наделяется колоссальными полномочиями; полицейскими вопросами занимается другой правительственный Комитет - общественной безопасности; повсюду царит террор, еще в сентябре поставленный в порядок дня; основной принцип управления - централизация (посылка депутатов Конвента с миссиями в различные департаменты для контроля над местными властями), - таково революционное управление, с помощью которого якобинцы надеялись возродить государство, а заодно и укрепить свою власть.

Сразу же после своего знаменитого доклада Сен-Жюст уезжает с миссией на фронт вместе со своим другом Филиппом Леба. Они инспектируют Рейнскую армию, штаб-квартира которой находится в Страсбурге, и близлежащие департаменты. В Рейнской миссии, как и в последующих трех миссиях на Север, Сен-Жюст показал себя как отличный организатор, снабдивший армию в короткий срок всем необходимым (оружием, одеждой, продовольствием), а также восстановивший дисциплину. Естественно, без гильотины не обошлось. Твердо веря в силу показательных примеров, Сен-Жюст расстреливал перед строем за дезертирство, трусость, спекуляцию. И его действия увенчались успехом - Рейнская армия из сборища оборванцев, не умеющих да и не имеющих возможности воевать, одержала ряд блестящих побед над австрийскими войсками, самой главной из которых была победа при Ландау 28 декабря 1793 г. (8 нивоза), полностью очистившая Эльзас от интервентов. Сен-Жюст поражал современников не только своими административными способностями, но и личной храбростью. Он лично принимал участие в сражениях, хотя от него как от лица гражданского этого и не требовалось. Кроме того, его стратегические способности позволяли окружающим, а затем и историкам утверждать, что в нем умер великий полководец.

Вернувшись в Париж, Сен-Жюст включается в политическую борьбу, которую вели умеренные (или модерантисты) во главе с Дантоном и Камиллом Демуленом и крайние экстремисты во главе с Эбером. Выбранный за свои заслуги перед Отчеством на военном поприще председателем Конвента - с 19 февраля по 6 марта 1794 г. (1-16 вантоза), - Сен-Жюст проводит несколько декретов, получивших название вантозских, в которых речь шла "об удовлетворении нужд патриотов за счет врагов народа": о конфискации имущества у подозрительных и передаче его неимущим. По поводу этих декретов споры не утихают до сих пор - что это: реальная экономическая и социальная политика якобинцев или просто ловкий политический ход, чтобы отвратить народные массы от эбертистов, которые до этого признавались выразителями нужд народа? Теперь эту функцию взяло на себя правительство, так что эбертисты начали терять популярность. Как бы там ни было, но с проведением этих декретов в жизнь явно не торопились, они так и остались на бумаге, что говорит, безусловно, в пользу последней гипотезы. Предоставив Камиллу проводить на эшафот эбертистов, Сен-Жюст явился одним из организаторов процесса Дантона, в результате которого голова народного трибуна, героя 10 августа 1792 года, вместе с головой его друга Демулена, одного из самых талантливых журналистов Революции, героя 14 июля 1789 г., скатилась к ногам онемевшей от потрясения толпы. Примечательно, что Робеспьер не принимал участия в этом "убийстве Дантона", более того, он до последнего момента надеялся спасти если не Дантона, то хотя бы Демулена, своего школьного приятеля.

15 апреля 1794 г. (26 жерминаля) Сен-Жюст прочитал доклад, ставший не менее знаменитым, чем доклад 10 октября 1793 г. На этот раз речь шла об общей полиции (в нем говорилось не только о мерах полицейского управления, но и об общих принципах управления Республикой). Одним из результатов этого доклада явилось создание Бюро общей полиции, вырвавшего полицейское управление из рук Комитета общественной безопасности и поставившее его под контроль Комитета общественного спасения. Во главе Бюро встал сам Сен-Жюст, а во время его отсутствия им управляли Робеспьер и Кутон. Через две недели после доклада Сен-Жюст вновь уезжает на фронт (уже в четвертый раз), в Северную армию, которая переживает трудные времена. Однако он неожиданно в самый разгар подготовки к активным военным действиям возвращается оттуда, вызванный письмом своих коллег по Комитету. Узнав, что инициатором его отзыва был Робеспьер и что его целью было заставить Сен-Жюста прочитать очередной доклад против новых врагов Республики, который повлек бы за собой новые потоки крови, Сен-Жюст отказывается. Не поддерживает он и идею Робеспьера о проведении реформы Революционного трибунала, упрощавшей процесс, устранявшей должность народного защитника и необходимость предоставлять доказательства вины. Между Робеспьером и Сен-Жюстом происходит крупная ссора, и молодой человек уезжает обратно в армию. Полностью проигнорировал он и праздник в честь Верховного существа, который был так важен Робеспьеру: присутствуя в этот день в Париже, Сен-Жюст демонстративно не появляется на торжестве.

Одержав 26 июля 1794 г. (8 мессидора) блестящую победу при Флерюсе, окончательно освободившую страну от интервентов и устранившую, таким образом, военную угрозу, Сен-Жюст возвращается в Париж и видит, что ситуация в правительстве критическая. Оба Комитета разругались окончательно, да и в самом Комитете общественного спасения обстановка накалена до предела. Робеспьер перестал посещать заседания, чем предоставил своим противникам свободно составлять заговор против него. Закон 22 прериаля, реформировавший Революционный трибунал, как и подозревал Сен-Жюст, превратил правительственную политику в одну большую мясорубку, когда в день слетало до 50 голов.

Что до самого Сен-Жюста, то он имел в Комитете личного врага - Лазаря Карно, занимавшегося военными вопросами. Их ссоры возобновились с новой силой после возвращения молодого человека из армии. Карно прямо называл его и Робеспьера диктаторами, Сен-Жюст в ответ пообещал Карно гильотину в самом недалеком будущем.

Казалось, ничто уже не может исправить ситуацию и предотвратить окончательный раскол правительства. Однако была сделана попытка к примирению. 22-23 июля (4-5 термидора) состоялись два "примирительных" заседания Комитетов, на которых вроде бы смогли договориться и прийти к компромиссу. Только один человек не желал примирения - М. Робеспьер.

Не предупредив даже Сен-Жюста, до сих пор считавшегося его ближайшим другом, он выступил в Конвенте 8 термидора с предложением чистки Конвента и Комитетов. При этом не было произнесено ни одно имя. Это было крупнейшей ошибкой. Весьма распространено мнение, что, знай Сен-Жюст о готовящемся докладе, он ни за что не позволил бы Робеспьеру прочитать его. Реакция на доклад была однозначной - каждый счел себя в опасности и в критический момент поддержал противников Робеспьера, считая, что тем самым сохраняет себе жизнь.

После бурной ночи с 8 на 9 термидора в Комитете общественного спасения, когда его члены уже не скрывали своей открытой неприязни к "триумвирам" (Робеспьеру, Кутону и Сен-Жюсту), Сен-Жюст ушел в полной уверенности, что о примирении не может быть и речи.

9 термидора он появился на трибуне Конвента с намерением прочитать речь, отличавшуюся, кстати, крайней умеренностью. Однако члены Комитетов, решив, что он собирается произнести им смертный приговор, не дали ему говорить. Тут же был принят приказ об аресте братьев Робеспьеров, Сен-Жюста, Кутона и Леба. В 7 часов вечера 10 термидора (28 июля 1794 г.) лидеры якобинцев были казнены. Сен-Жюсту оставалось меньше месяца до его 27 дня рождения.