Великая французская революция » Публикации » Иловайский Д.И "Французская революция"

Иловайский Д.И "Французская революция"

Иловайский Д.И.
ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


1789-1799

Публикуется по изданию: Иловайский Д.И.
Древняя история. Средние века. Новая история.
М.: Современник, 1997. с.471-484.
Текст напечатан по изданию:
Иловайский Д.И. Новая история.
22-е изд. М.: Т-во И.Н.Кушнерева, 1892.

Людовик XVI. Реформы Тюрго. Неккер. Национальное собрание. Разрушение Бастилии. Эмиграция. Якобинцы. Новое государственное устройство. Неудачное бегство короля. Австро-прусское вмешательство. Ночь 10 августа. Вальми. Казни. Конвент и террор. Французская республика. Жирондисты и монтаньяры. Казнь короля. Коалиция. Вандея. Директория и Наполеон Бонапарт. Его итальянская кампания. Новые республики. Экспедиция в Египет. Вторая коалиция и 18 брюмера. Суворов. Возвращение Наполеона


ЛЮДОВИК XVI
Людовику XV наследовал его внук Людовик XVI (1774—1793). Это был государь добродушный, исполненный благих намерений, но, к сожалению, весьма нерешительный и слабый характером. Он легко подчинялся влиянию своих расточительных братьев (Людовика и Карла) и супруги Марии-Антуанетты (дочери австрийской императрицы Марии-Терезии). По молодости и легкомыслию Мария-Антуанетта слишком любила роскошь и праздники и не придавала большого значения расстроенному положению финансов и вообще не старалась приобрести народного расположения.

В начале своего правления Людовик XVI попытался провести важные государственные преобразования, и особенно в финансах. Он поручил министерство финансов Тюрго, одному из лучших финансистов того времени. Тюрго предложил обширный план реформ, а именно: распространение поземельной подати на дворянство и духовенство, отмену крестьянской барщины, уничтожение Цехов и внутренних таможен, затруднявших торговлю, уменьшение числа монастырей, увеличение школ и улучшение быта сельских священников, отмену тайных приказов (letres de cachet), облегчение цензурного гнета, возвращение
471

прав протестантам и прочее. А главное — Тюрго требовал соблюдать строгую отчетность и бережливость в расходах. Но эти реформы возбудили неудовольствие привилегированных классов; дворянство и духовенство не хотело расставаться со своей свободой от податей чиновники — со своими незаконными доходами- королева и аристократы восстали против министра, который стремился сократить их расходы на роскошь и увеселения, на содержание многочисленных придворных должностей (королева и принцы имели свои особые придворные штаты, устроенные по образцу королевского). Людовик ХVI уступил голосу недовольных и дал отставку Тюрго, а предпринятые им реформы большей частью подлежали отмене.

Тем временем началась война в Североамериканских Штатах; Франция приняла участие в этой войне против Англии; потребовались новые издержки. Людовик вверил управление финансами женевскому банкиру Неккеру; он был протестант и пользовался репутацией искусного финансиста. Неккер предложил для обсуждения финансовых затруднений созвать собрание депутатов от дворянства, духовенства и горожан. Эта мысль очень не понравилась двору, уже давно привыкшему самовластно управлять государством. Неккер обнародовал отчет о состоянии финансов (compte rendu), где были перечислены государственные доходы и расходы. Этот отчет произвел большое впечатление на публику, для которой истинное состояние финансов до того времени оставалось тайной. Средние классы прославляли Неккера, но аристократия встретила обнародование отчета негодованием. Король опять уступил голосу придворных, и Неккер получил отставку. При его преемниках положение финансов еще более ухудшилось; дефицит (превышение расходов над доходами) возрастал с каждым годом; вместе с тем росли и государственные долги (дефицит покрывался займами).

Между тем волнение средних классов не прекращалось. Молодые люди, принимавшие участие в Североамериканской войне и воспитанные под влиянием энциклопедистов, с восторгом приветствовали образование республики Соединенных Штатов; возвращаясь в отечество, они приносили с собой республиканские идеи. Только твердые и последовательные реформы могли спасти общественный порядок и династию Бурбонов; но Людовик XVI колебался: он то соглашался на строгие меры, то опять их отменял. Наконец он решился созвать собрание депутатов, так называемые Генеральные штаты, а министерство финансов снова вручил Неккеру. Последний настоял, чтобы число представителей третьего сословия, горожан, равнялось общему числу представителей первых двух сословий — дворянства и духовенства: от них было назначено по 300 депутатов, следовательно, от горожан — 600.

НАЦИОНАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ
Депутаты собрались в королевской .резиденции Версале 5 мая 1789 года. Заседания были открыты тронной речью короля, но вслед за тем, при обсуждении регламента, сразу начались распри: дворянство и духовенство настаивали, что каждое сословие, по старому обычаю, совещалось и подавало голоса отдельна тогда два первых сословия представляли бы вместе два голоса, а горожане
472

один, следовательно, вопросы решались бы в соответствии с пожеланиями дворян и духовенства. Депутаты третьего сословия требовали общих заседаний. На их сторону перешли некоторые депутаты из духовенства, в том числе и красноречивый аббат Сийес — по его предложению депутаты от третьего сословия стали называться Национальным собранием. Другой оратор, получивший известность на этом заседании — граф Мирабо; он рассорился с дворянством к которому принадлежал по рождению, и был избран от депутатов третьего сословия.

Двор был оскорблен смелостью городских депутатов; король приказал им оставить зал общих заседаний и удалиться в свою палату. Когда обер-церемониймейстер объявил об этом приказе, Мирабо встал и дерзко произнес: "Передайте вашему повелителю, что мы находимся здесь по воле народа и что одна только сила штыков заставит нас удалиться". Национальное собрание осталось на месте. На следующий день к нему присоединились депутаты от дворянства, возглавляемые герцогом Орлеанским (который, хотя и был родственником короля, принимал участие в оппозиции). Добродушный король уступил и повелел остальным депутатам от дворянства и духовенства объединиться с третьим сословием. Народ праздновал эту уступку иллюминацией.

Все, происходившее в Версале, тотчас отзывалось на парижских улицах. Людовик XVI, по своему обыкновению, колебался между противоположными мнениями. Сделав уступку третьему сословию, он вслед за тем уступил придворной партии и велел собрать вокруг столицы войска, чтобы устрашить парижан. Эта мера привела Париж в смятение. А когда пришло известие, что Неккер вышел в отставку, парижская чернь бросилась в оружейные лавки, арсеналы, в Дом инвалидов. Затем она осадила парижскую тюрьму Бастилию, которая была взята приступом и разрушена, а комендант ее с несколькими офицерами тут же убит. "Это явный бунт!" — воскликнул Людовик XVI, узнав о (взятии Бастилии. "Нет, государь, — отвечали ему, — это уже революция". Несколько сот парижан самовольно избрали городской совет, и первым делом этого совета было образование Национальной гвардии, или гражданской стражи, из самих жителей, числом около пятидесяти тысяч человек. Король, по совету Национального собрания, утвердил эти распоряжения и согласился удалить войска от столицы. Начальником Национальной гвардии был избран маркиз Лафайет, подвиги которого в Североамериканской войне были хорошо известны.

Брат короля Карл граф д'Артуа, принцы Конде, Конти и некоторые другие вельможи поняли, что со взятием Бастилии уже началась революция, и поспешили для своей безопасности оставить Францию. Их примеру последовали многие, и таким образом образовалась французская аристократическая эмиграция.

Из столицы беспорядки распространились в провинции. Во многих местах городская чернь преследовала и убивала королевских чиновников, а крестьяне грабили и оскорбляли дворян, жгли монастыри и замки — ненавистные для них памятники феодального угнетения. Волнению умов способствовали так называемые клубы (образовывавшиеся по образцу английских). Из них наиболее известен Якобинский клуб, он был создан несколькими членами Национального собрания, а название свое получил от монастыря Святого Якова, так как собирался в здании, ему принадлежавшему. Число членов этого клуба быстро увеличивалось, он имел своих агентов в разных частях Франции и везде настраивал народ против королевского правительства. Главным же орудием в руках революционных агитаторов служила парижская чернь, голодная и оборванная (санкюлоты)*. Однажды многочисленная толпа этой черни, состоявшая отчасти из

*Санкюлоты —дословно: те, кто носит длинные штаны; в отличие от аристократов, носивших короткие штаны и туфли с пряжками.
473

женщин, отправилась в Версаль и с угрозами требовала, чтобы король переехал в Париж. Она ворвалась уже в королевский замок, когда подоспел начальник Национальной гвардии Лафайет и с трудом спас королевское семейство от оскорблений. Людовик не решился оказать сопротивления и отправился в Париж в сопровождении той же самой толпы. Вместе с ним переехало в столицу и Национальное собрание, которое уже давно присвоило себе первое место в государстве и неутомимо занималось разными преобразованиями. В столице заседания депутатов происходили в одном из манежей, в котором наверху устроены были галереи для публики, а внизу в виде амфитеатра поставлены скамьи для членов собрания. В этом собрании каждая партия располагалась на определенном месте. Партия народная, или демократическая, стремившаяся к отмене монархического правления, заняла скамьи по левую сторону от президентского кресла; а по правую сторону поместились ее противники, которые были гораздо умереннее демократов и желали только ограничить королевскую власть конституционными учреждениями. Народная партия, состоявшая преимущественно из якобинцев, оказывала давление посредством преданной ей парижской черни. Обыкновенно с раннего утра галереи заполнялись людьми низших классов; речи демократических ораторов встречались здесь шумными знаками одобрения, а их противников толпа старалась перекричать угрозами. Граф Мирабо, видя, к чему ведет господство невежественной, необузданной черни, пытался было остановить события и поддержать короля, но вскоре умер.

Главные изменения, произведенные Национальным собранием в государственном устройстве, были следующие: объявлено равенство всех французов перед законом; отменялись все дворянские титулы и привилегии, все монашеские ордена; земли, принадлежащие духовенству, отбирались и превращались в так называемое "национальное имущество", а духовенству устанавливалось определенное жалованье. Чтобы помочь государственным финансам, были выпущены бумажные деньги, или ассигнации, обеспеченные национальным имуществом. Сначала ассигнации пользовались доверием, но от их чрезмерного выпуска скоро потеряли кредит, и финансовые затруднения увеличились. Вместо прежнего исторического деления на провинции, Франция разделена была теперь на 83 департамента, или округа, почти равных по величине и имевших одинаковое устройство. Неограниченная королевская власть отменялась, и король становился только первым сановником государства; право издавать законы предоставлялось так называемому Законодательному собранию, составленному из народных представителей.

Людовик XVI, по совету приближенных, задумал бежать со своим семейством на северо-восточную границу, собрать там оставшиеся верными ему полки и призвать иностранные державы на помощь против революции. Бегство удалось, но в одном из городов короля узнали якобинские агенты, которые тотчас подняли на ноги окрестную чернь. Людовик был привезен обратно в Париж и с тех пор находился под надзором. Вслед за тем его вынудили торжественно присягнуть конституции. Национальное собрание, считая свое дело оконченным, немедленно разошлось (в сентябре 1791 года), и место его на время заняло новое собрание депутатов, известное под названием Законодательного.
474

АВСТРО-ПРУССКОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО
Французские эмигранты, число которых росло, собрались на восточной границе Франции, во владениях соседних германских князей, образовали военные отряды и вошли в сношения с иностранными державами, призывая их на помощь Людовику XVI. Европейские государи и без того с беспокойством смотрели на события во Франции, потому что они могли служить заразительным примером для других народов. Император Священной Римской империи Франц II, племянник Марии-Антуанетты, заключил союз с прусским королем Фридрихом Вильгельмом, чтобы общими силами восстановить монархическую власть во Франции. Узнав об этом, французы первыми объявили войну императору. Войска союзников вместе с отрядами эмигрантов двинулись во Францию. Прусский главнокомандующий, герцог Брауншвейгский, издал манифест к французам, в котором грозил страшной карой, если они не смирятся перед королевской властью. Но этот манифест только повредил Людовику, вызвав во Франции негодование. В Париже народ тотчас потребовал совершенного низложения короля, объявляя его изменником, призвавшим иностранные войска против отечества. Ночью 10 августа 1792 года вооруженные толпы, собравшиеся из парижских предместий, вломились в Тюильри, перебили несколько сотен наемников швейцарской гвардии, оказавшей мужественное сопротивление, и подвергли дворец разграблению. Людовик с семейством спасся в зале Законодательного собрания. Отсюда он был отведен в мрачный замок Тампль, где содержался как пленник.

Эмигранты уверяли пруссаков и австрийцев, что французский народ ждет их как своих избавителей от владычества революционеров и что они не встретят во Франции большого сопротивления, но ожидания их не оправдались. Успехи союзников ограничились взятием нескольких пограничных городов. В Арденских проходах их встретила французская армия под командованием генерала Дюмурье; эта революционная армия (которую эмигранты с презрением называли сбродом портных и сапожников) состояла из рекрутов еще неопытных и плохо вооруженных, но обнаруживших чрезвычайное мужество. Медленный, нерешительный герцог Брауншвейгский потерпел неудачу во время атаки французов, занявших высоты Вальми, в сентябре 1792 года); вслед за тем Дюмурье разбил австрийцев при Жемапе. Союзники отступили. При Вальми в прусской армии находился в качестве наблюдателя знаменитый поэт Гёте. Здесь им сказаны торжественные слова: "На этом месте в этот день начинается новая эпоха всемирной истории".

Между тем в Париже власть оказалась в руках кровожадных демагогов, заседавших в городском совете. Этим советом руководили три человека: Робеспьер,

475
Дантон и Марат. Когда союзные войска вступили во Францию и роялисты затаили надежду на восстановление королевской власти, Дантон и его товарищи предложили устрашить их массовыми казнями, что и было приведено в исполнение. (Тогда же для ускорения казней впервые была применена машина, известная под названием гильотина.)

КОНВЕНТ И ТЕРРОР
В это время выступило на историческую сцену новое объединение депутатов, называвшее себя национальным Конвентом. Первое, что сделал национальный Конвент, это провозгласил Францию республикой. В Конвенте тоже две главные партии оспаривали власть друг у друга: жирондисты и монтаньяры. Жирондисты (получившие свое название от реки Жиронды в Южной Франции, откуда преимущественно вышли депутаты этой партии) превосходили своих противников образованием и ораторским талантом; напитанные идеями Жан-Жака Руссо и воспоминаниями о республиканских доблестях Древнего Рима, они мечтали утвердить во Франции умеренно-демократическую республику. Монтаньяры, или "гора" (назвавшие себя так по верхним скамьям, которые они занимали по левой стороне зала собрания), были демократы крайних взглядов; они действовали смелее своих противников и находили себе опору в якобинских клубах и в буйной парижской черни. Главарями монтаньяров были Робеспьер, Дантон и Марат. Они хотели сделать невозможным возвращение монархии во Франции и, чтобы разверзнуть пропасть между старой и новой Францией, потребовали казни короля. Людовик XVI был обвинен в замыслах против общественной свободы и безопасности и осужден на смерть. Жирондисты хотели спасти короля, но не проявили достаточного мужества и малодушно уступили грозным крикам черни, наполнявшей входы и галереи собрания.

21 января 1793 года Людовик XVI с обычным своим спокойствием и христианским смирением взошел на эшафот. "Французы! — обратился он к народу. — Я умираю невинным. Я прощаю моим врагам и молю Бога, чтоб Он также отпустил им и чтобы кровь моя не пала на Францию..." Звуки барабанов заглушили голос короля, и голова его упала под топором гильотины. Королева Мария-Антуанетта также погибла на эшафоте, а малолетний дофин (получивший после смерти отца при иностранных дворах титул Людовик XVII) умер в темнице от жестокого обращения.

Казнь короля и провозглашение республики окончательно настроили европейских государей против Французской революции. Образовалась коалиция, куда вошли Англия, Голландия, Германия, Испания, Португалия и Неаполь. В самой Франции вспыхнуло междоусобие; некоторые провинции отказывались повиноваться Конвенту. Особенно упорное восстание про-
476

изошло в Вандее (на западе Франции, между Луарой и Шарантой). Здесь более, чем в других провинциях, сохранились патриархальные отношения между дворянами и сельским населением; притом народ сохранял преданность католической религии и очень уважал своих священников. Между тем якобинцы начали гонение и на христианскую религию. Конвент отменил католичество и объявил поклонение новому божеству — Разуму. Вандейцы под предводительством своих дворян усердно отстаивали монархию и Церковь; сама местность Вандеи, изобилующая зарослями кустарника, болотами, оврагами и пещерами, помогала им в борьбе с республиканскими войсками. С моря жителей поддерживали английские корабли. Заодно с вандейцами восстала и соседняя провинция — Бретань, жители которой назвали себя шуанами.

Таким образом со всех сторон поднимались враги революции. Но Конвент в это критическое время проявил необыкновенную энергию. Для защиты свободы и независимости отечества он призвал под оружие почти всю французскую молодежь и выставил более миллиона человек. Даровитый, деятельный инженер Карно, заведовавший военным министерством, в короткое время образо-
477

вал четырнадцать армий и послал их на все границы, откуда угрожало подкрепление роялистам. А против внутренних врагов Конвент решил употребить систему террора (страха). Из нескольких его членов был учрежден комитет общественной безопасности, которому вручалась неограниченная власть — казнить противников республики. В числе первых жертв террора погибли жирондисты. Гильотина приведена была в действие, и ежедневно десятки казненных (преимущественно бывших дворян) обагряли своей кровью парижские площади. В провинциях жители неповиновавшихся городов после их усмирения целыми толпами подвергались избиению. Многих казнили без всякой причины, просто по одному подозрению или по произволу комиссаров.

Террор достиг страшных размеров, никто не мог поручиться за свою жизнь, и наконец сами монтаньяры начали истреблять друг друга. Робеспьер, руководивший комитетом общественной безопасности, не желая делить власть с Дантоном, заставил осудить его на смерть. (Кровожадный Марат еще прежде был убит романтичной девушкой, Шарлоттой Корде, которая тем самым думала избавить Францию от террора.) Наконец господство террористов сделалось всем до того тягостным, что более умеренные члены Конвента решились поднять голос против Робеспьера и обвинили его в стремлении к диктаторской власти. И Робеспьер погиб на эшафоте вместе с самыми ревностными своими приверженцами (в июле 1794 года). Этими казнями окончилось время террора. Остальные вожди террористов (д'Эрбуа, Варенн, Барер и другие) были сосланы в Кайенну. Тюрьмы распахнули двери, и только в одном Париже освобождено было до десяти тысяч заключенных, клуб якобинцев закрыт, а парижские предместья были разоружены; народу возвращено свободное исповедание католической религии.

ДИРЕКТОРИЯ И НАПОЛЕОН БОНАПАРТ
Конвент дал Франции новую конституцию, по которой законодательная власть вручалась двум представительным собраниям: совету пятисот и совету старейшин; первый должен был предлагать законы, а второй обсуждать их—и потом отвергать или принимать. Исполнительная власть переходила к так называемой Директории, состоявшей из пяти директоров. Но едва закрылся Конвент (в октябре 1795 года), как директора, в сущности, сделались неограниченными правителями государства. Они нашли государственные дела в крайнем беспорядке. Казна была пуста, и ассигнации, выпускаемые в неумеренном количестве, совершенно упали в цене; торговля и промышленность почти прекратились; армии терпели крайний недостаток в жизненных припасах и амуниции; национальное имущество — земли, конфискованные у короля, духовенства и эмигрантов, были почти все распроданы.

Между тем республиканские армии, несмотря на многие недостатки и лишения, бодро сражались на всех границах. Восстание в Вандее после многих усилий было наконец подавлено. Европейская коалиция действовала недружно, и войска союзников безжизненно растянулись вдоль французских границ. Яростная борьба происходила на Рейне, который французы всегда стремились сделать своей восточной границей, и им действительно удалось отнять у австрийцев Бельгию, а у пруссаков владения на левом берегу Рейна; последние вскоре вышли из коалиции. В этих войнах обнаружили талант многие республиканские генералы, вышедшие по большей части из низших классов: Журден, Пишегрю, Гош, Моро, Массена. Но вскоре всех этих генералов затмил гений Наполеона Бонапарта.
478

Наполеон родился в 1769 году в городе Аяччо, на Корсике. Он воспитывался в военной Бриеннской школе и потом поступил на службу артиллерийским офицером. Первый случай к отличию дала ему осада Тулона. Эта военная гавань восстала против революционеров и перешла к англичанам. Она была осаждена республиканскими войсками, причем Наполеону поручено было начальствовать над осадной артиллерией. Он так искусно направлял выстрелы, что английский флот должен был покинуть гавань, и республиканцы взяли Тулон. Двадцатичетырехлетний капитан Бонапарт получил за эту осаду чин бригадного генерала. Дальнейшему его возвышению способствовало следующее событие. Когда в Париже был уничтожен террор, роялисты приняли это за конец революции и, считая, что настало время восстановить во Франции монархию, обратились к Национальной гвардии, и часть ее, числом 40.000, двинулась на Тюильри, где заседал Конвент. На защиту Конвента успели собрать 7.000 солдат, отдав их под командование Барраса; тот пригласил себе в помощники Бонапарта. За несколько часов Наполеон укрепил подступы к Тюильри и встретил мятежников такой убийственной картечью, что они скоро обратились в бегство. Баррас стал одним из пяти директоров республики, а Наполеон получил под командование альпийскую армию, которая защищала юго-восточные пределы Франции против сардинских и австрийских войск.

Бонапарт нашел альпийскую армию в жалком состоянии, голодную и оборванную; сдерживаемые ею войска превосходили числом. И все-таки, несмотря ни на что, он немедленно от обороны перешел к наступлению. Его итальянская кампания 1796—1797 годов была отмечена рядом блестящих побед (при Лоди, Кастильоне, Арколе, Риволи). Австрийцы, несмотря на сильное подкрепление, были вытеснены из Верхней Италии. Государи и республики итальянские, оставшиеся беззащитными, осуждены были Наполеоном на чрезвычайные контрибуции; они должны были отдать французам лучшие картины, статуи, рукописи, а главное — огромные суммы денег и военные припасы. Такая же контрибуция была наложена и на папу Пия VI. Наполеон не только обеспечил содержание своей армии, но прислал и Директории значительные суммы, так что правительство Франции поправило свои финансы и начало заменять бумажные деньги звонкой монетой. Из Италии Наполеон вступил в наследственные австрийские владения и уже грозил идти прямо на Вену. В то же время другая французская армия, под командованием Моро, действовала против австрийцев со стороны Рейна. Австрийские генералы вынуждены были вступить в переговоры с Бонапартом. По миру, подписанному близ Кампоформио (в октябре 1797 года), германский император отказывался от Ломбардии, Бельгии и других рейнских владений. Как вознаграждение за эти уступки Австрия получала Венецию с ее владениями в Истрии и Далмации. Венецианская республика была в то время уже так слаба, что не оказала почти никакого сопротивления, когда Наполеон уничтожил в ней прежнее аристократическое правление, а потом отдал ее Австрии.

Ломбардия была обращена в так называемую Цизальпинскую республику, союзную с Французской, а Генуэзская республика — в Лигурийскую. Из Голландии изгнан французами Оранский дом, и она обращена в Батавскую республику. Вскоре и сам Рим был занят французскими войсками; провозглашена Римская республика, а папа Пий VI умер пленником во Франции. В Швейцарию тоже вторглись французы, преобразовали эту республику по образцу Французской и назвали ее Гельветической. Потом из Неаполя был изгнан дом Бурбонов, и там учреждена Партенопейская республика; Сардинское же королевство (собственно Пьемонт) присоединено к Франции. Король сардинский (Карл Эммануил) удалился на Сардинию, а неаполитанский (Фердинанд IV) — на Сицилию; эти острова остались в их руках благодаря господству английского флота в Средиземном море.
479

Кампоформийский мир расстроил первую коалицию против Франции; но война с Англией еще продолжалась. Во главе английского кабинета министров находился тогда Питт Младший, который стал самым непримиримым врагом Французской революции. Директория задумала снарядить высадку войск в Англии и назначила туда главнокомандующим Наполеона. Но он нашел подобное предприятие слишком трудным, так как Англия была защищена многочисленным флотом. Он убедил директоров послать экспедицию для завоевания Египта, чтобы оттуда угрожать английским владениям в Ост-Индии.

Эта экспедиция была подготовлена в глубочайшей тайне: тридцать шесть тысяч отборного войска сели в Тулоне на корабли, еще не зная, куда плывут, только в открытом море Наполеон объявил, что цель их — Египет (1798). По дороге он отнял остров Мальту у мальтийских рыцарей. (Потом англичане завоевали Мальту у французов*.) Французы благополучно достигли Египта и высадились близ Александрии. Тем временем английский адмирал Нельсон тщетно искал их по Средиземному морю; он обнаружил французский флот у берегов Египта уже после его высадки; англичане немедленно напали на французские корабли и истребили их у мыса Абукир. Таким образом, высадившаяся французская армия была отрезана от своего отечества.

Египтом в то время владели мамлюки, находившиеся в зависимости от Турции. Мамлюкские бей встретили французов во главе своей многочисленной и храброй конницы. Главная битва произошла близ Каира в виду пирамид. Бонапарт обладал замечательным даром воодушевлять свои войска. "Солдаты, — воскликнул он, — сорок веков смотрят на вас с вершины этих пирамид". Он построил войска в каре, так что они представляли собой живые крепости, о которые разбились все атаки стремительной мамлюкской конницы. Потом было одержано еще несколько побед, и весь Египет, до самых Сиенских водопадов, достался французам. Французскую армию сопровождало целое общество ученых, которые под защитой военных отрядов изучали древние памятники Египта. (С тех пор, собственно, и началось знакомство европейцев с египетскими древностями и иероглифами.) Покорив Египет, Наполеон двинулся в Сирию, но тут при осаде приморского города Сен-Жан д'Акра он потерпел первую неудачу: турки, поддерживаемые английскими кораблями, отбили французов, и Наполеон возвратился в Египет. Наступившее затем бездействие скоро начало его тяготить. Притом из Европы доносились слухи, что Франция находится в опасности — вторая европейская коалиция перешла в наступление. Тогда он передал командование армией генералу Клеберу, сел на фрегат и счастливо достиг французских берегов, хотя Средиземное море кишело английскими крейсерами. Клебер оказался отличным генералом, но он погиб от кинжала мусульманского фанатика. После его смерти французы, подавленные превосходящими силами турок и англичан, вынуждены были пойти на капитуляцию и на английских кораблях переправились во Францию.

ВТОРАЯ КОАЛИЦИЯ И 18 БРЮМЕРА
Англия решила воспользоваться отсутствием Бонапарта и успела собрать против Франции вторую европейскую коалицию. На этот раз к ней примкнули: Австрия, Россия и Турция. Русский император Павел I (после занятия французами Мальты, возложивший на себя звание гроссмейстера Мальтийского ордена) отправил в Италию Суворова, который принял здесь командование объединенной русско-австрийской армией (1799). На берегах Адды Суворов выну-

* В настоящее время республика Мальта входит в состав Британского содружества.
480

дил генерала Моро к отступлению. На помощь к Моро поспешил из Неаполя Макдональд, но Суворов не дал им соединиться и разбил Макдональда на реке Треббия. Тогда Директория сместила обоих генералов и назначила полководцем молодого Жубера, подававшего большие надежды. Он сразился с войсками Суворова у подножия Апеннин, возле городка Нови. Битва была упорная, Жубер пал в начале боя, и французы опять потерпели поражение. Почти вся Италия была очищена от французских войск, и восстановлены прежние правительства. (После удаления Макдональда из Южной Италии, Партенопейская республика была уничтожена партией роялистов с помощью русской эскадры адмирала Ушакова, и Фердинанд IV возвратился со своим двором из Сицилии в Неаполь. Неаполитанское правительство, находившееся под жесткой рукой супруги Фердинанда IV Каролины, сестры Марии-Антуанетты, отпраздновало свое возвращение казнями республиканцев. Римская республика также была уничтожена, и в Риме занял свое место новый папа — Пий VII.)

Однако скоро успех оставил союзников. По новому плану кампании австрийцам предстояло в Италии действовать одним, а русское войско должно было сосредоточиться в Швейцарии. Притом беспрерывное вмешательство австрийского гофкригсрата (придворного военного совета) в действия союзной армии и недоброжелательство австрийских генералов вызывали у Суворова большое неудовольствие. Он получил приказ оставить Верхнюю Италию и соединиться с русским генералом Римским-Корсаковым, который занимал Швейцарию вместе с австрийским эрцгерцогом Карлом. Обещанные припасы и вьючные животные не были доставлены австрийцами вовремя , и Суворов, испытывая большие трудности, должен был совершить переход через Альпийские горы (Сен-Готард). Но соединиться с Римским-Корсаковым не удалось: он был разбит французским генералом Массеной и отступил на север; причиной поражения был преждевременный уход из Швейцарии эрцгерцога Карла, который не дождался Суворова и оставил русский корпус один на один с сильной неприятельской армией. Массена думал, что теперь ему будет легко окружить Суворова и вынудить к капитуляции; но престарелый герой проложил себе путь новыми победами и после неимоверно трудного похода достиг Баварии. В то же время другой русский корпус (генерала Германа) высадился вместе с англичанами в Голландии, чтобы изгнать оттуда французов, но потерпел неудачу в битве при Бергене против генерала Брюна. Тогда Павел I, недовольный союзниками, отозвал свои войска в Россию.

Именно в это время Наполеон возвратился из Египта во Францию и был встречен с величайшей радостью. Хотя Франция уже избавилась от внешней опасности, которая грозила ей со стороны второй коалиции, но внутренний порядок еще не был упрочен. Народ, утомленный борьбой партий, жаждал спокойствия и твердого правительства. Но он хотел также удержать приобретенное во время революции равенство всех граждан перед законом. Поэтому, с одной стороны, он не желал возвращения старого монархического строя, с другой — не хотел господства якобинцев, которое грозило новым террором и анархией. Тогда общее внимание сконцентрировалось на Бонапарте; от него ожидали водворения порядка и безопасности, личной и имущественной.

Бонапарт понял, чего от него ждут, и превосходно воспользовался обстоятельствами. Он заручился поддержкой Сийеса, одного из пяти директоров, и других высших сановников. По их настоянию оба совета, старейшин и пятисот, из Парижа были переведены в ближний город Сен-Клу, Директория отменена, а генералу Бонапарту вручалась власть над вооруженными силами в столице и ее окрестностях. Эти меры вызвали негодование республиканской партии. Когда Бонапарт явился в совет пятисот, его встретили неистовыми криками и угрозами, и только сопровождавшие гренадеры спасли генерала от рук республикан-
481

цев. Тогда он приказал солдатам очистить зал заседаний. Солдаты со штыками наперевес ворвались в собрание, гром .барабанов заглушил голоса ораторов, и члены совета были разогнаны. Этот переворот известен в истории под названием 18 брюмера.

С учреждением республики во Франции был изменен и календарь; вместо общепринятых названий месяцев стали применяться революционные: вандемьер, брюмер, фример... 18 брюмера приходилось на 9 ноября 1799 года. Тогда же вошли в моду названия по образцу древней Римской республики: консулы, сенаторы, трибуны, префекты и прочие. Женщины-республиканки оставили пудру и огромные фижмы, напоминавшие королевскую Францию, и изменили свой костюм во вкусе античной простоты, впрочем, иногда в ущерб стыдливости.

Законодательная власть была вручена собранию представителей, получившему название законодательного корпуса. Кроме того, учрежден сенат, главное назначение которого состояло в том, чтобы наблюдать за выполнением конституции. Власть исполнительная вручалась трем консулам, избранным на десять лет. Один из них был Бонапарт, получивший звание первого консула. Он немедленно сосредоточил в своих руках все управление страной, а товарищи его сделались только советниками.

НАПОЛЕОН - ПЕРВЫЙ КОНСУЛ
Получив в свои руки власть, Бонапарт немедленно показал, что он не только военный гений, но и очень искусный администратор. Он быстро начал приводить в порядок финансы, управление и судопроизводство и выбрал себе способных помощников из всех партий (например, Талейран, как ловкий дипломат, получил заведование министерством иностранных дел, а хитрый Фуше сделан начальником полиции). Бонапарт говорил, что "теперь не должно быть ни якобинцев, ни умеренных, ни роялистов, а пусть все будут просто французы". Одной из важнейших его мер для утверждения порядка и обуздания умов было восстановление во Франции Католической церкви: первый консул заключил с папой Пием VII конкордат, в силу которого Франция была разделена на десять архиепископств и пятьдесят епископств. Духовенству определено содержание от государства, а земли, отобранные у церкви и эмигрантов, утверждены за их новыми владельцами; этой мерой Наполеон успокоил многочисленных собственников, раскупавших во время революции так называемое национальное имущество.

Далее следует остановиться на развитии областного управления. Наполеон возобновил должности прежних губернаторов, или интендантов, но под другим названием — префектов; они сделались начальниками департаментов, а сами
482

подчинялись министру внутренних дел; департаменты подразделялись на уезды, подчиненные подпрефектам, а уезды — на общины, подчиненные мэрам. Каждый уезд имел свой гражданский трибунал, а каждый департамент — свой уголовный трибунал; по различным частям государства было распределено несколько апелляционных судов, и над всеми ними стоял высший, или кассационный, суд. Этими учреждениями Бонапарт довершил дело, начатое Ришелье и Людовиком XIV — государственную централизацию: таким образом административные нити от всех пунктов государства были сосредоточены в руках верховного, или центрального, правительства. Реорганизацию судебной власти Бонапарт закончил впоследствии изданием свода законов, названного Кодексом Наполеона. Созданный мощный и разветвленный аппарат полиции восстановил общественную безопасность; деревни очистились от многочисленных разбойничьих шаек, которые были неизбежным следствием революционной анархии. А вместе с общественным спокойствием и доверием к твердому, энергичному правительству вновь ожили земледелие, промышленность и торговля. Парижские банкиры охотно ссудили Бонапарту денежные суммы на первые расходы; скоро он так преобразовал финансы (чего не было уже целое столетие), что государственный бюджет во Франции впервые стал в равновесии доходов и расходов.

Между тем война с Австрией и Англией продолжалась. Первый консул поручил командование на Рейне генералу Моро, а сам поспешил в Верхнюю Италию, откуда французы были вытеснены победами Суворова. Здесь Наполеон выиграл у австрийцев знаменитую битву при Маренго (1800). Наполеон с большими трудностями совершил переход через Альпы (Сен-Бернар) и с шестидесятитысячной армией очутился в тылу австрийского главнокомандующего Меласа. Главное сражение произошло при деревне Маренго (в Пьемонте). Сначала французы его проиграли, потому что силы их были ослаблены раздроблением отрядов (разосланных Наполеоном в разные пункты, чтобы не упустить Меласа из своих рук). Австрийский главнокомандующий с поля битвы уже отправился в соседний город Александрию и оттуда разослал курьеров к разным дворам с известием о победе. Но в это время генерал Дезе, накануне отряженный Наполеоном и еще недалеко отошедший от главной армии, услыхал пальбу и поспешил со своей дивизией на помощь. Сражение возобновилось, и австрийцы были разбиты наголову. В том же году в Юго-Западной Германии Моро выиграл у австрийцев большую битву при деревне Гогенлинден. Тогда Австрия вынуждена была заключить Люневильский мир, который подтвердил условия Кампоформийского. Вскоре и Англия заключила с Францией мир в Амьене (1802). Но уже в следующем году, ввиду неисполнения некоторых пунктов договора (например, об очищении англичанами острова Мальты), военные действия возобновились. Английский флот снова начал отбирать у французов колонии, блокировать французские гавани и берега и захватывать корабли. (Он также способствовал восстанию и освобождению негров от французского владычества на острове Сан-Доминго.) В ответ на это Наполеон занял своими войсками курфюршество Ганноверское, принадлежавшее английскому королю.

Во Франции партия наиболее ревностных республиканцев с неудовольствием смотрела на утверждавшуюся власть Наполеона и доверие к ней народа, а роялисты видели в нем самого опасного врага Бурбонов. Поэтому начались покушения на жизнь первого консула. Заговорщики устроили так называемую "адскую машину", или бочку с порохом, которая должна была взлететь на воздух при проезде Наполеона по одной из улиц. Но случайно он проехал несколькими мгновениями раньше взрыва и тем спасся. Покушение вызвало еще более жесткие полицейские меры и — еще большую преданность народа Напо-
483

леону; он был объявлен пожизненным консулом с правом назначать себе преемника. Теперь ему недоставало только титула величества. Роялисты задумали новое покушение, и на этот раз возглавили заговор генерал Пишегрю и Жорж Кадудаль, бывший предводитель шуанов. Заговор был открыт полицией, и участники -его схвачены; Пишегрю умер в тюрьме, а Кадудаль — на плахе. Генерал Моро, замешанный в заговоре, получил позволение удалиться в Америку. Слухи обвиняли в соучастии с заговорщиками и молодого герцога Энгиенского (сына принца Конде), который в то время жил недалеко от французской границы, в баденском городе Эттингейме. Наполеон решил навести ужас на роялистов; он приказал французским жандармам захватить герцога Энгиенского и предать его военному суду; последний без всяких доказательств приговорил его к смерти, и герцог был расстрелян в крепостном рву Венсенского замка (1804). Этот шаг вызвал сильное негодование со стороны иностранных держав.

В том же 1804 году, по решению сената, титул первого консула был заменен императорским, с наследственным правом в семействе Бонапарта….
484