Великая революция

Великая революция
Французская революция – это чуть ли не наиболее мощное потрясение всего 18 столетия – она изменила полностью облик Франции, придав ему самые современные черты. Она самым глубоким образом повлияла на судьбу очень многих государств: и всех тех, которые ею реально были затронуты, и всех тех, кто только лишь издали наблюдали за всем происходящим. Именно она и создала пласт совершенно новой политической культуры, преподала уроки, которые важны и по сегодняшний день, но которые все мы, как это водится, не умеем извлекать из истории.

Родилась французская революция из очень глубокого надлома феодально-абсолютисткой системы. Потрясаемая очень многочисленными кризисами, из которых самым очевидным был кризис финансов, безуспешно королевская власть предпринимала какие-то попытки реформ, одновременно усиливая налоговый гнет: Неккер, Тюрго, Ломени де Бриенн, Калонн, и вновь Неккер – это все генеральные контролеры финансов, которые друг друга сменяли, предлагая только самые разные меры лечения больного государственного организма, но вот никаким образом не могли изменить все положение к лучшему. Недовольство дворян всеми посягательствами на все их исконные привилегии и упадок политического влияния; немного усилившиеся в 1787-1788 годах волнения парламентов – самых высших судебных учреждений Франции, что наиболее традиционно находились в оппозиции всему абсолютистскому режиму; все народные движения, которые порождались дороговизной и голодом, - это все и вынудило Людовика 16 пойти именно на созыв Генеральных штатов, которые не собирались с 1614 года.

Генеральные штаты – это совещательный орган из трех палат, по одной палате от каждого из сословий – тогда все население Франции делилось на дворянство, духовенство, третье сословие, которое объединяло все остальных – а все остальные – это от крупного буржуа и также до крестьянина. Все они должны были, по расчету монарха, подсказать ему все пути выхода из финансового тупика, и наметить определенные навеянные просвещенным временем реформы. Но вот в ходе выборов ясно стало, как высок был в королевстве именно градус всей политической активности: все предвыборные программы депутатов шли намного дальше благих, но очень робких намерений Людовика, требуя не просто частичных финансовых реформ, а наиболее общего возрождения страны, всей децентрализации власти, либерализации совершенно всех сторон жизни.