Великая французская революция » Комитет общественного спасения

Комитет общественного спасения

Комитет общественного спасения
Подборка материалов


Т. Карлейль. Французская революция. История. М., 1991.


с. 496: Робеспьер, Бийо, Колло, Кутон, Сен-Жюст, не называя еще менее значительных: Амара, Вадье и др. в Комитете общественной безопасности, - вот ваши Юпитеры-громовержцы! Необходим сколько-нибудь выдающийся ум, но где его искать среди них, за исключением головы Карно, занятой организацией побед. У них не ум, а скорее инстинкт, способность угадывать, чего желает этот великий безгласный вихрь; способность безумнее других желать того, чего желают все, способность не останавливаться ни перед какими препятствиями; не обращать внимания ни на какие соображения, божеские или человеческие; твердо знать, что от божественного или человеческого нужно только одно: торжество Республики, уничтожение врагов Республики! При это единственном духовном даре и таком малом количестве других даров у этих людей странно видеть, как безгласный, бесформенный, бунтующий вихрь сам вкладывает свои вожжи в их руки и приглашает, даже принуждает их быть его руководителем!

С. 506: Паралитик Кутон, спрашивающий якобинца: "Что ты сделал, чтобы быть повешенным, если бы победила контрреволюция?"; мрачный Сен-Жюст, не достигший и 26 лет, объявляющий, что "революционеры найдут покой только в могиле"; зеленоликий Робеспьер, превратившийся в уксус и желчь; кроме того, Амар и Вадье, Колло и Бийо - как знать, какие мысли, предопределения или предвидения могли быть в головах этих людей!..

Уже не раз говорилось, что это революционное правительство было не сознательное, а слепое, роковое. Каждый человек, окунувшийся в окружающий его воздух революционного фанатизма, стремится вперед, увлекаемый и увлекающий, и становится слепой, грубой силой; да, для него нет отдыха, кроме успокоения в могиле! Мрак и тайна ужасной жестокости скрывают его от нас в истории, как и в природе.

Ф. Минье. История Французской революции. М., 1906

с. 221: Комитет общественного спасения, созданный 6 апреля 1793 года и, как видно из самого имени его, созданный с тою целью, чтобы мерами чрезвычайными и не терпящими отлагательства способствовать защите Революции, - был готовой рамкой для правительства. Образованный во время распрей между Горой и Жирондой, он до 31 мая был составлен из нейтральных членов Конвента; при первом же возобладании его после 31 мая в состав его вошли крайние монтаньяры. Барер остался в нем, но Робеспьер был избран его членом и установил в нем господство своей партии через посредство Сен-Жюста, Кутона, Колло д'Эрбуа и Бийо-Варенна. Он лишил всякого влияния немногих дантонистов, находящихся еще в нем, - Эро де Сешеля, Робера Ленде, - привлек на свою сторону Барера и упрочил свое преобладание, приняв на себя наблюдение за народным духом и полицией. Его товарищи разделили между собою обязанности. Сен-Жюст должен был надзирать за партиями и доносить на них, Кутон - предлагать сильные меры, которые требовали смягчения в форме; Бийо-Варенну и Колло д'Эрбуа предоставлено было руководить комиссарами, посланными в департаменты; Карно занимался войной, Камбон - финансами, оба Приера и некоторые другие - внутренними и административными делами; Барер был ежедневным оратором и всегда готовым панегиристом диктаторского комитета. Ниже Комитета общественного спасения, как бы помощником его в подробностях революционной администрации и для мер второстепенной важности, был поставлен Комитет общественной безопасности, организованный в таком же духе, что и первый, и составленный, подобно ему, из 12 членов. Они избирались на три месяца и правом быть выбранными вновь, но на самом деле постоянно сохраняли за собой свои обязанности. В руках этих-то людей находилась вся революционная сила.

Э. Кинэ. Критика "Революции". М., 1908.

Т. 2, с. 90: Как только революционеры создали себе в Комитете общественного спасения сильную власть, - они стали обожать ее. Им казалось, что ничего на свете не было новее этого обожания. В сущности, это был все тот же старый культ французов, культ неограниченной власти; чем больше возвращались к старым формам, тем больше думали, что совершают новшества...

Что Комитет общественного спасения оказал огромные услуги стране, это вне всякого сомнения. Но эти услуги н должны были помогать основанию республиканской жизни. Затруднения Революции были уменьшены. Но чем? Тем, что люди отказались от того, что было самой душой Революции. Все упростилось деспотизмом, и как всегда, это назвали торжеством.

Т. 2, с. 92: Даже в Комитете общественного спасения было всего три или четыре человека, обладавшие характером системы. Другие губили ее своею бесхарактерностью, как Колло д'Эрбуа, или своей естественной умеренностью, как Карно. Для Робеспьера было погубить их, когда те опередили его.

Когда мы видим эту ужасную борьбу в Комитете общественного спасения и как эти 12 голов угрожали друг другу без слов, глазами, - мы чувствуем, что система должна была выразиться в диктатуре одного лица. Чудо еще, что она продержалась 17 месяцев, разделенная между столькими начальниками.

Мы теперь знаем, что в эти ночи, когда Комитет общественного спасения неустанно работал, молчание иногда резко прерывалось. От работы отдыхали угрозой смерти, обвинением Сен-Жюста, который на завтра обещал эшафот для Карно, Колло д'Эрбуа или Бийо. После чего молчание возобновлялось и только слышен был скрип пера Сен-Жюста или шелест карт и военных планов, которые Карно развертывал перед ними. В один из этих часов междоусобной войны Робеспьер вдруг почувствовал себя дурно. Удивление, оцепенение лишили его слова. У него появились оппоненты.

А. Ламартин. История жирондистов:
в 4 т. СПб., 1902-1906.

Т. 3, с. 257: Бийо-Варенн и Колло д'Эрбуа взялись восполнить народный дух посредством переписки Комитета с агентам Республики, находящимися в департаментах. Сен-Жюст присвоил себе господство над конституционными теориями, столь же эфимерное, как и его бесстрастная метафизика. Кутон взял на себя надзор за полицией, соответствовавший его пытливому и мрачному характеру. Внешние сношения были поручены Эро де Сешелю, тайно вдохновляемому европейским гением Дантона. Робер Ленде заведовал продовольственной частью, составлявшей самый насущный вопрос в то время , когда голод опустошал города и расстраивал армии; Жан Бон Сент-Андре заведовал флотом; Приер - материальной частью войск. Карно был поставлен во главе военного управления, составлял планы кампаний, отдавал приказания генералам, критиковал и исправлял их ошибки, подготовлял победы, исправлял неудачи... Приер (Кот д'Орский) помогал Карно в деталях... Барер ... редактировал постановления Комитета и в кратких и точных словах составлял донесения Конвенту... Наконец Робеспьер принимал участие в обсуждении всех вопросов, кроме тех, которые касались войны. Он был политиком Комитета. Он намечал цель и путь, а другие двигали машину. Робеспьер мало обращал внимания на устройство механизма. Он имел в виду только идею.

Постановления принимались большинством голосов. Однако достаточно было подписи трех членов, чтобы меры быпи действенными. Эти подписи по доверию производились впоследствии слишком легко, по-товарищески, часто безо всякой проверки. Торопливость Комитета, решавшего в день до 500 дел, объясняла эту легкость, хотя и не могла служить ей оправданием. Много голов пало вследствие этого рокового любезного права подписываться за других. Тайна хранилась свято. Никто не знал, кто потребовал или отказался выдать ту или иную голову. Ответственность отдельных членов терялась в общей ответственности. Все принимали все им предлагаемое, хотя и не разделяли мнения. Эти люди жертвовали всем, до своей репутации включительно. Удивительная вещь - у них не было президента. В лице главы они боялись увидеть властелина. Они хотели анонимной диктатуры. Комитет не страдал от этого отсутствия главы. Каждый член был в то же время главой. Председательствовала Республика.

Список членов Комитета общественного спасения.
Palmer R. R. Twelve Who Ruled. Princeton, 1941.

1. Bertrand Barere (1755): "Анакреон гильотины", потомственный юрист, общителен, приветлив, трудоголик, красноречив.

2. Jean Nicolas Billaud-Varenne (1756): юрист и сын юриста, писатель и агитатор, нетерпелив, криклив.

3. Lazare Carnot (1753): военный офицер, инженер, математик, яростный патриот, "организатор победы".

4. Jean Marie Collot d'Herbois (1750): актер и драматург, сам добившийся своего положения, грубый, вспыльчивый.

5. Georges Couthon (1756): юрист, гуманный, хороший семьянин, парализованы ноги.

6. Marie Jean Herault de Sechelles (1759): знатный аристократ, юрист, остроумен, позер.

7. Robert Lindet (1743): степенный, чувствительный, пожилой.

8. Prieur de Cote-d'Or (Claude Antoine Prieur-Duvernois) (1763): военный, офицер и инженер, многообещающий молодой человек.

9. Prieur de Marne (Pierre Louis Prieur) (1756): юрист.

10. Maximilien robespierre (1758): юрист сын юриста, обладает способностью к самоанализу, добродетелен, идеалист.

11. Andre Jeanbon Saint-Andre (1749): протестантский священник, одно время был капитаном корабля, усердный, властный.

12. Louis Antoine Saint-Just (1767): "Ангел Смерти", самый молодой из Двенадцати, получил юридическое образование, властный, резкий.

Бытовые подробности о членах Комитета общественного спасения.
Palmer R. R. Twelve Who Ruled. Princeton, 1941.

P. 108-109. Обычный рабочий день начинался в 9 часов утра и продолжался за полночь. Карно находился там постоянно: остальные постоянно то приходили, то уходили. Барер и Бийо часами сидели в Конвенте, который собирался днем. Робеспьер выступал там только в особых случаях. Ленде и Приер из Кот д'Ор обычно заседали в Продовольственной комиссии. Робеспьер и Колло д'Эрбуа действовали в обществе якобинцев, заседания которого проводились вечером, как правило, около 10 часов. Все занимались в течение дня со своими собственным служащими и секретарями. В таких условиях только поздно ночью все члены Комитета общественного спасения могли собраться вместе.

Члены Комитета не имели свободного времени, с трудом выбирали время для сна и практически не имели семейной жизни. Только один, богатый Эро де Сешель, был давним жителем Парижа. Остальные, приехавшие из провинции, жили в пансионатах или меблированных комнатах. Робеспьер и Приер из Кот д'Ор были холостяками; Сен-Жюст был помолвлен; республиканские чувства Барера лишили его жены; жены остальных вообще не жили в Париже. Робеспьер жил у своих друзей Дюпле на улице Сент-Оноре № 366, рядом с Якобинским клубом. Карно, Барер и Ленде были его соседями, имея квартиры на той же улице в нескольких минутах ходьбы от него. Сен-Жюст и Сент-Андре жили в нескольких кварталах от них на улице Гейон а отеле "Соединенные Штаты" (rue Gaillon, Hotel des Etats-Unis).

Рабочий день делился на несколько частей. Сначала обсуждались текущие вопросы. Затем принимались депутации и петиционеры... Затем прочитывали и отвечали на приходящую корреспонденцию. После этого следовало общее обсуждение, на котором разбирались наиболее интересные письма, определялись меры "общественного спасения" и предлагались декреты для вынесения в Конвент на следующий день. По крайней мере, такая программа была принята 23 сентября [1793 г.]. Какое еще время они продолжали ей следовать, неизвестно...

"Триумвират" в Комитете общественного спасения.
Palmer R. R. Twelve Who Ruled. Princeton, 1941.

P. 284. У кого в Комитете Сен-Жюст нашел поддержку своей программы дробления владений врагов Революции? Профессор Матьез полагал, что Робеспьер и Кутон были его главными сторонниками. Но здесь возникает ряд сомнений. Ни Робеспьер, ни Кутон не присутствовали, когда Комитет принимал программу, хотя Сен-Жюст, совершенно очевидно, разговаривал с Робеспьером у него дома. Ни Робеспьер, ни Кутон в публичных заявлениях в течение последних месяцев ни словом не обмолвятся о перераспределении богатств. Робеспьера и Кутона больше интересовала религия; они работали над духовным обновлением и очисткой общества...

P. 285: Очевидно, что Сен-Жюст в термидоре уже не был в согласии с Робеспьером. Колло д'Эрбуа и Бийо-Варенн, со своей стороны, одобрили эту идею социальной революции. Колло вместе с Фуше основал "коммунистическую" Временную комиссию в Лионе. Бийо в 1793 году написал мало известную книгу под названием "Элементы республиканизма", в которой были представлены более разработанные идеи перераспределения богатств, чем в "Республиканских установлениях" Сен-Жюста...

Трое в Комитете наиболее симпатизировали идее перераспределения богатств как истинной цели Революции, а не просто как тактическому ходу, и это был, вероятно, не робеспьеристский триумвират, существование которого весьма спорно, - не Робеспьер, Сен-Жюст и Кутон, а другое трио, состоящее из Сен-Жюста, Колло д'Эрбуа и Бийо-Варенна. это трио еще меньше было триумвиратом, чем предыдущее. Личные и фракционные разногласия помешали их объединению. Сен-Жюст, есть основания так полагать, считал Колло д'Эрбуа беспринципным негодяем, а Бийо-Варенна - чересчур неистовым...

P. 286: Экономические идеи не имели для Сен-Жюста большого значения. Он был подозрителен к богатству, но еще больше - к развращенности или разобщенности должностных лиц в революционном государстве. Как и Робеспьер, Сен-Жюст прежде всего стремился к очищению Республики посредством политической власти. Остальные присутствовавшие в Комитете в вантозе - Барер, Ленде, Карно, Приер из Кот д'Ор - не испытывали большой симпатии к социальной революции.

Комитет общественного спасения весной - летом 1794 года. Кризис.
Palmer R. R. Twelve Who Ruled. Princeton, 1941.

P. 364: Ясно, что атмосфера враждебности все больше и больше нарастала в Комитете общественного спасения. Один человек, заседавший в нем, был мертв. Колло нес на себе след эбертизма, Ленде - дантонизма. Сен-Жюст и Карно ссорились из-за армейских дел. Приер из Кот д'Ор, однажды в апреле приведя в Зеленую комнату поставщика, застал их в сильном споре, говорящими на повышенных тонах, ни один из них не хотел уступать. Карно назвал Сен-Жюста и Робеспьера смешными диктаторами. Спутник Приера, удивленный и испуганный, должен был поклясться молчать. Комитет держал свои вечные свары в тайне до тех пор, пока существовала опасность на фронте.

Весьма вероятно, что все большая специализация внутри Комитета ослабила старое чувство солидарности... Карно, Ленде и Приер ... стали фактически военными министрами, а также занимались поставками в армию и амуницией. Барер, Колло и Бийо действовали за зеленым столом. Они были инициаторами небольшого количества декретов, но много подписывали. Они также занимались перепиской. Сен-Жюст в прериале был на севере, за исключением нескольких дней. Робеспьер и Кутон присутствовали, но мало занимались административной работой. Их подписи - самые редкие, за исключением Сен-Жюста, на прериальских документах... Робеспьер написал только 14, а Кутон - 8 из 608 приказов...

P. 372: Но Робеспьер... не видел, что Барер и Ленде, и возможно, Карно и Приер, не желающие играть в игры более яростных коллег, могли бы пойти на компромисс с ним. Он предпочел, таким образом, не работать в Комитете, где он еще мог найти поддержку, а изложить все дело Конвенту, отделив себя от правительственных Комитетов и из-за этого отделения имея прав нападать на них. не говоря никому, даже Сен-Жюсту, который попытался бы отговорить его, он провел следующие несколько дней, сочиняя длинную речь, которая и была произнесена 8 термидора.

"Триумвират" в Комитете.
Gross J. P. Saint-Just: sa politique et ses missions. P., 1976.

P. 354-355. Если "триумвират" существовал, его присутствие ощущается не в официальных актах Комитета, а в отдельной работе в бюро, в приготовлении больших политических докладов и в более общем плане в ориентировании правительственной политики. Из 10 постановлений, написанных рукой Робеспьера и подписанных Сен-Жюстом, 6 также подписаны Кутоном; из 9 постановлений, написанных Кутоном и подписанных Сен-Жюстом, 3 также подписаны Робеспьером. Заметим особо, что постановления, подписанные ими тремя вместе, касаются наиболее важных политических вопросов: 17 нивоза - приказы, касающиеся Наблюдательного комитета парижского департамента; 27 вантоза - аресты Шометта и Вале; 7 жерминаля - отставка Фуше; 20 жерминаля - назначение Бушо министром иностранных дел. Остальные акты, по большей части, являются приказами об аресте или об освобождении. Таким образом, Робеспьер, Сен-Жюст и Кутон весьма редко объединялись втроем и только тогда, когда важность решения требовала общей ответственности; для всего остального каждый работал сам по себе...