Великая французская революция » Д. Бовыкин. Людовик XVII: Жизнь после смерти

Д. Бовыкин. Людовик XVII: Жизнь после смерти

Д. Бовыкин
Людовик XVII: Жизнь после смерти


Статья опубликована в сборнике
"Мир генеалогии". М. 1997.

Людовик-Карл Бурбон, герцог Нормандский, родился в Версале в 1785 году. Пожалуй, это один из немногих фактов, которые не оспаривают авторы десятков монографий, посвященных жизни этого французского принца. Став наследником престола (дофином) в 1789 году, он был фактически стал королем в 1793 году после казни своего отца, Людовика XVI, и не только никогда не был коронован, но и ни единого дня не правил страной, поскольку еще за 4 месяца до этого Франция была провозглашена республикой. О его смерти официально было объявлено в июне 1795 года, и с тех пор Людовик XVII выходит из поля зрения традиционной истории.

Однако отнюдь не приведенная фактографическая канва приковывает внимание к этому королю без королевства. Подавляющее большинство его биографов уверено, что на самом деле дофин остался жив, а на парижском кладбище Святой Маргариты был похоронен совсем другой мальчик(1).

Убедительности немалого количества доводов в пользу чудесного спасения Людовика XVII изрядно мешает то, что исследователи то и дело противоречат друг другу, пытаясь выяснить, с чьей помощью дофин бежал из Тампля (где содержалась в то время под стражей королевская семья), когда и кем он был подменен, и не стояла ли за этим какая-нибудь из крупных политических фигур Французской революции (нередко на эту роль назначается Робеспьер), заинтересованная в столь важном заложнике. Появление версий о том, что на самом деле имела место не одна, а две или даже три подмены(2), совершенные в течение 1794—1795 годов окончательно скомпрометировало этот сюжет, превратив его в проблему из разряда исторических курьезов или же "if-history", и закрыв ее тем самым для "серьезных" историков.

В то же время , если не увлекаться трудно доказуемыми, хотя и, несомненно, романтическими перипетиями подмен и побегов, существует ряд вопросов, на которые можно искать ответ именно с позиций историка, занимающегося проблемами Французской революции.



Вопрос первый: Cui prodest?

Для того, чтобы кто-то (кроме фанатиков-роялистов) был заинтересован в исчезновении Людовика XVII из тюрьмы, необходимо, чтобы политические условия Франции того времени допускали возможность восстановления монархии.

Историки здесь отнюдь не единодушны. В то время как одни уверены, что "если с 1795 по 1800 годы роялисты и поднимали голову, они были абсолютно неспособны серьезно угрожать республике"(3), то другие, напротив, подчеркивают, что с 1795 года "проблема заключается не в том, почему монархия пала, а почему она не была восстановлена"(4). Однако и те, и другие в подтверждение своих точек зрения, как правило, не приводят никаких аргументов кроме личной убежденности.

При этом многочисленные документы, датируемые именно 1795 годом, — письма и петиции в высший законодательный и исполнительный орган страны (Конвент)(5), пресса(6) и памфлеты(7) — недвусмысленно указывают на высочайшую опасность (или, если угодно, возможность) роялистской реставрации. Монархизм становился тем более популярным, что королевская власть, после стольких лет революции, начинала ассоциироваться со стабильностью и порядком. На смену стремлению к переменам приходило стремление к спокойствию.

Каким же образом мыслилась эта реставрация? Изучение источников и литературы приводит к тому, что здесь главные надежды возлагались не на эмиграцию и не на графа Прованского (будущего Людовика XVIII), а на юного Людовика XVII, заключенного в Тампле. "Еще совсем ребенок, но легитимный король Франции, — продолжает А.Коббан, — он своим присутствием на троне примирил бы нацию с ее правительством, и от его имени, и с помощью обновленной Конституции 1791 года, новые правители Франции могли бы находиться у власти, не боясь контрреволюции и, следовательно, не прибегая к террору"(8).

С другой стороны, существуют многочисленные (хотя и небезупречные) свидетельства о том, что подобная возможность не оставалась чисто гипотетической: депутаты Конвента вели о ней переговоры как с роялистами в эмиграции(9), так и с руководителями Вандейского мятежа(10).

Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что именно весной 1795 года Конвентом было принято решение о создании новой Конституции Франции, для чего была избрана соответствующая комиссия, вошедшая в историю как Комиссия Одиннадцати(11). Ряд историков уверен, что её члены также участвовали в упоминавшихся выше переговорах с роялистами(12); а среди современников встречаются даже намеки на то, что первоначально Комиссия хотела предложить проект отнюдь не республиканской конституции(13) или же выступить за создание сильной единоличной власти (например, учредив пост президента)(14), способной эволюционировать в монархическую форму правления.

Одним словом, не смотря на то, что к 1795 году Людовику XVII было всего 10 лет, и он находился в заключении, в политическом раскладе он по прежнему учитывался как фигура, способная изменить судьбу страны.



Вопрос второй: что изменилось летом 1795 года?

Защитников версии о спасении дофина обычно условно делят на две части: "эвазионисты"(15) и сторонники конкретных претендентов на престол, выдававших себя за Людовика XVII (а таковых в истории Франции было около шести десятков). Если последние отстаивают подлинность полюбившихся им героев, то первые "всего лишь" утверждают, что юному королю так или иначе удалось спастись.

Однако в этом случае остается непонятным, почему же те силы, которые смогли похитить мальчика из Тампля, не объявили о его существовании после заявления Конвента о смерти узника.

Источники предлагают ответы и на этот вопрос. Во-первых, сразу же после того, как стало известно о смерти дофина, граф Прованский поспешил издать декларацию об объявлении себя Людовиком XVIII и о готовности возглавить роялистское движение(16). Лидеры Вандейского мятежа также заявили о смерти Людовика XVII в специальном манифесте от 26 июня 1795 года. В этих условиях появление живого Людовика-Карла могло только внести раскол в ряды монархистов. Во-вторых, существует огромное количество свидетельств о том, что роялисты планировали выиграть выборы в новые органы власти(17), что открывало пусть теоретическую, но, тем не менее, вполне реальную возможность для реставрации мирным путем, причем в форме не абсолютной, а конституционной монархии. Таким образом, объяснить, почему Людовик XVII, если он избежал смерти, не был введен в игру, вполне возможно, и очевидно, что сам десятилетний мальчик вряд ли мог рискнуть в то время объявить о своих претензиях на трон самостоятельно. Однако подобное исчезновение трудно, если не невозможно было бы скрыть: наследника престола слишком хорошо знали в лицо, чтобы можно было легко подменить его на другого ребенка.



Вопрос третий: слухи или факты?

В этой статье нет смысла останавливаться на неоднократно описанных в литературе(18) таинственных обстоятельствах, непосредственно сопровождавших смерть дофина. Упомянем лишь о слухах, которые начали активно циркулировать в стране: король жив и вскоре будет готов возглавить верные ему войска.

Сторонники версии о бегстве короля задают также немало острых вопросов, на которые необходимо так или иначе ответить: почему при Реставрации дофина не эксгумировали и не служили по нему поминальных служб (в отличие от других погибших членов королевской семьи)(19), почему сестра Максимиллиана Робеспьера Шарлотта получала пенсион при Людовике XVIII, Карле Х, Луи-Филиппе (по версии автора вопроса она знала от брата, что законный Король жив), почему дофин совсем не похож на портретах 1793 и 1795 годов, почему Людовик XVIII отказался принять помазание, почему его долгое время не признавали ни Англия, ни другие государства(20), была масса сложностей даже с роялистской армией?

Однако есть и другие вопросы, которые подкрепляются источниками. Например, почему Фуше — знаменитый министр полиции при Наполеоне — проявлял самое пристальное внимание к объявлявшимся во Франции во времена Империи самозванцам? Или почему в одной из секретных статей Парижского договора от 30 мая 1815 года говорилось, что "высокие договаривающиеся стороны не уверены в смерти сына Людовика XVI" и фактически согласны временно признать Людовика XVIII только лишь регентом(21)?

И даже если возразить, что эта статья не вошла в официальные публикации договора, как объяснить, что в соглашении с союзниками весной 1814 года Людовик XVIII именуется "Его Королевское Высочество Месье, сын Франции, брат Короля, Наместник Французского королевства"(22)? Почему "брат Короля", а не "дядя Короля"? Потому что Людовик-Карл не был коронован? Но тогда и граф Прованский должен был бы быть Людовиком XVII, а не XVIII!

Таким образом, логические построения, основанные на исторических фактах, приводят к выводу о том, что хотя смерть дофина впрямую и не отрицалась правительством Франции ни во времена Империи, ни при Реставрации, существует целый ряд вопросов без ответа, наводящих, как нам кажется, на определенные размышления.



Вопрос четвертый: "где он, брат сироты из Тампля?"(23)

Однако если предположить, что юному королю так или иначе удалось спастись, возникает следующий вопрос: неужели до конца своей жизни он так и не открыл окружающим тайну своего происхождения? Ситуация осложняется тем, что подобной "тайной" спешили поделиться, как мы уже знаем, около 60 человек. Кто же из них был подлинным Людовиком XVII (естественно, если он вообще входил в их число)?

Пожалуй, самым убедительным из претендентов был Карл-Вильгельм Наундорф, появившийся в Берлине в 1810 году. Именно появившийся, поскольку вся предыдущая жизнь этого человека так и осталась тайной для историков(24). Сам же он впоследствии заявил, что является сыном Людовика XVI и Марии-Антуанетты и даже письменно изложил историю своих приключений, которая могла бы показаться невероятной даже Дюма. Казалось, что претензии этого часовщика из Веймара (как он сам в начале представлялся(25)) не знающего даже французского языка(26), просто смешны. Тем более, что когда он в мае 1833 года появился в Париже, новость о том, что объявился очередной претендент, давно уже не поражала воображение.

Однако дальнейшее развитие событий показало, что Наундорф знает и помнит факты, которые могли быть известны только Людовику XVII. Его признает множество людей, прекрасно знавших дофина: бывшие слуги королевской семьи, де Жоли, последний министр юстиции Людовика XVI, де Бремон, бывший секретарь монарха, де Рамбо, бывшая воспитательница принца. Даже сестра дофина, герцогиня Ангулемская, прислала к нему своего представителя с целым опросным листом(27).

Безуспешно попытавшись отстоять свои права на престол, Наундорф оказывается вынужденным эмигрировать в Англию, а затем в Голландию, где и умирает в 1845 году. На его могиле в Делфте написано: "Здесь покоится Людовик XVII".

Однако со смертью Наундорфа эта история не закончилась. Еще более удивительным может показаться поведение его потомков, которые, несмотря на то, что они и так официально носят фамилию де Бурбон, с завидной регулярностью до сего времени обращаются в различные судебные инстанции с требованием признать их происхождение и объявить не имеющим силу акт о смерти Людовика XVII. Более того, совсем недавно Карл Людовик Эдмонд де Бурбон выступил с новым предложением: провести экспертизу ДНК с привлечением независимых экспертов(28). Ответа не последовало. Тогда одна из его сторонниц сделала по истине королевский подарок — медальон с прядью волос Марии-Антуанетты, который и был подвергнут исследованию вместе с останками Наундорфа. На сегодняшний день экспертиза еще не закончена(29). Помимо этого, при личной встрече с Монсеньером (как его называют его сторонники) меня не могло не поразить его удивительное сходство с... Генрихом IV. Деталь, которая, безусловно не может служить доказательством чего бы то ни было, но и не может не давать еще одного козыря "наундорфистам". Одним словом, этот "исторический детектив" пока что не имеет своего конца. "Дело Людовика XVII" до сих пор еще нельзя считать закрытым...

Автор выражает благодарность
Институту Людовика XVII (Париж)
и мадам Мадлен Дювьельбург за
предоставленные материалы
о Людовике XVII.



ПРИМЕЧАНИЯ

1. Благо многочисленные изыскания и даже эксгумация трупа в 1846 году и в самом деле не обнаружили в указанном месте останков десятилетнего ребенка.

2. См., например: Romain J.P. Les trois Louis XVII évades du Temple. Paris, 1956.

3. Tulard J. Fayard J.-F. Fierro A. Histoire et dictionnaire de la Révolution française. Paris, 1987, p.1078.

4. Cobban A. A History of Modern France. Vol.1. Harmondswordth, 1963, p.248.

5. См., например: A.N. (Национальный архив Франции), C 228, d.183 bis * 4/2, doc.49, 69.

6. См., например: Journal des hommes libres, N 83, 8 fructidor (25.08.95), p.327.

7. См., например: Quelques réflexions sur l'acceptation de la Constitution de 1795, adressées a la Nation française. Nemours, 6 fructidor, an 3e, p.13.

8. Cobban A. Op.cit., p.249.

9. Thureau-Dangin P. Royalistes & Républicains. Essais historiques sur des questions de politique contemporaine. Paris, 1888, p.31; Fuoc R. La réaction thermidorienne - Lyon (1795). Lyon, 1989, p.56. Или же в мемуарах: Larevelliere-Lépeaux L. Mémoires de Larevelliere-Lépeaux, membre du Directoire exécutif de la République française et de l'Institut national publiés par son fils, vol.1. Paris, 1895, p.256.

10. Historical Manuscripts commission. Report of the Manuscripts of J.B.Fortescue, Esq., preserved at Dropmore. Vol.III. London, 1899, p. 117.

11. Изначально комиссия создавалась лишь для дополнения принятой, но так и не введенной в действие, Конституции 1793 года так называемыми "органическими законами" и лишь несколь­ко позже она решила предложить для обсуждение принципиально иной текст основного закона.

12. Fryer W.R. Republic or Restoration in France? 1794-7. Manchester, 1965, p.4; Louigot A. Baudot et St-Just ou les secret de la force des choses. Paris, 1976, p.245.

13. См., например: Peltier J.-G. Paris pendant l'année 1795. Londres, vol.2., N 9, 1.VIII.95., p.48.

14. Mallet du Pan. Mémoires et correspondance. Paris, 1851, vol.2, p.147.

15. От фр. "évasion" - исчезновение.

16. Louis XVIII. Déclaration de Louis XVIII, Roi de France et de Navarre a ses sujets. S.l., s.d.

17. См., например: Castries. A.N., 306 AP 29 (326 mi 18), doc.24.

18. Подробнее см.: Д.Бовыкин. Людовик XVII: жизнь и легенда. // "Новая и новейшая история". N 4. 1995. С.172-174.

19. Quesné J.S. Confessions de J.S.Quesné depuis 1778 jusqu' a 1826. Vol.1. P., 1828, p.173

20. О том, что у Людовика XVIII большие трудности с признанием его иностранными державами писали при Термидоре даже в газетах. См., например: Annales de la République française, N 316, 20 thermidor (7.08.95.), p.2

21. Блан Л. История французской революции 1789 года. Т.XII. СПб., 1909, с.249. Цит по: "Le cercle Louis XVII", 1935, p.8.

22. Martens. Nouveau recueil de traités. Vol.5. 1808-1814. Gottingue, 1817, p.706.

23. Это вопрос, заданный в парламенте в 1816 году Шатобрианом. Под "сиротой из Тампля" имеется в виду оставшаяся в живых дочь Людовика XVI Мария-Тереза-Шарлотта (1778-1851), герцогиня Ангулемская.

24. Впрочем, подобные "провалы" характерны для биографий большинства претендентов и их сторонники тщетно страются найти этому разумное объяснение. Лучше всего, с моей точки зрения, преуспел в этом маркиз де Кастеллане, написавший, что об Иисусе от его рождения до 30 лет тоже ничего достоверно не известно, что однако не мешает ему быть сыном господа.

25. Предпринятое в 1824 году расследование показало, что никто по имени Наундорф в Веймаре в те годы не жил.

26. Это, пожалуй, один из самых сильных аргументов против признания его дофином. Однако "наундорфисты" (как называют себя его сторонники) не унывают и приводят исторические примеры, доказывающие, что ребенок, попав на чужбину, вполне может забыть родной язык, как, скажем, дети Франциска I, три года бывшие пленниками в Испании. Samson Ch. Louis XVII et sa descendance. Paris, 1906, p.19.

27. Невольно возникает вопрос, стала бы она это делать, если бы была уверена в смерти дофина. Кстати, ранее и она, и Людовик XVIII отказались принять сердце мальчика, умершего в Тампле в 1795 году, изъятое одним из врачей, производивших вскрытие.

28. Bulletin de l'Institut Louis XVII. N 21. 1995.

29. Bulletin de l'Institut Louis XVII. Annexe Spécial. Décembre 1996. Dossier ADN.