Великая французская революция » Робеспьер » Сен-Жюст Л.А. Арлекин Диоген

Сен-Жюст Л.А. Арлекин Диоген

САМОЕ РАННЕЕ СОЧИНЕНИЕ СЕН-ЖЮСТА:
"АРЛЕКИН ДИОГЕН"


комедия в одном акте
Перевод и комментарий Т.А.Черноверской


Прислана для публикации на сайте 16.09.2001
Готовится к публикации в сборнике
"Диалог со временем", выпуск 7.

Одноактная комедия "Арлекин Диоген" является самым крупным литературным произведением Луи Антуана Сен-Жюста, после поэмы "Органт", опубликованной им самим в двух томах в мае 1789 г. В отличие от поэмы, пьеса при жизни автора не печаталась, и впервые увидела свет лишь в июле 1907 г. в парижском журнале "Revue Bleue", расшифрованная по рукописи и подготовленная к печати Шарлем Веллэ(1). После этого комедия публиковалась во Франции лишь дважды(2) и практически не привлекала внимания исследователей — видимо, дело в том, что этот изящный пустячок не вписывается в сложившиеся со времени Революции представления о Сен-Жюсте хотя бы в такой мере как "Органт". Лишь в конце 70-х — начале 80-х годов к ней обратилась Серена Торжюссен (Трюси-Торжюссен), предметом исследования которой стали литературные произведения Сен-Жюста(3). Рассматривая их внутреннюю структуру, включая их в контекст развития современной литературы, она сделала целый ряд интереснейших наблюдений, позволяющих, в частности, по новому увидеть процесс работы Сен-Жюста над поэмой "Органт". Однако, к сожалению, она не занималась специальными биографическими штудиями, выбирая в качестве опоры "мнение большинства историков"(4), и потому ее попытки датировать работу над отдельными частями поэмы представляются не всегда достаточно обоснованными. Примерно то же можно сказать и о попытке датировать "Арлекин Диоген". Она не соглашается с мнением Ш.Веллэ, который отнес комедию к 1789-1790 гг., вскоре после публикации "Органта", прежде всего потому, что в ней Сен-Жюст демонстрирует лучшее владение стихом, чем в поэме(5). По мнению С. Торжюссен комедия была написана позднее — в 1791-1792 гг., являясь как бы связующим звеном между двумя политическими трактатами "Дух Революции и Конституции во Франции" и "О Природе, Гражданском состоянии и Гражданской общине, или Правила независимости управления"(6).

Конечно, очень соблазнительно представить Сен-Жюста находящим время для изящной литературы в разгар политической борьбы, пусть в масштабах не департамента даже, а лишь кантона, в лучшем случае дистрикта — а в этом нет ничего невозможного, если вспомнить лирический отрывок, вписанный непосредственно вслед за серьезным социально-политическим текстом в записную книжку, изъятую у него во время термидорианского переворота(7). Однако, аргументация С.Торжюссен выглядит, на мой взгляд, малоубедительной. Едва ли ироничное упоминание о дуэли [монолог Петиметра (Щеголя) в сцене IV] связано с рассуждениями об этом явлении в "Духе Революции"(8), введение Посла в число действующих лиц [там же] — с соответствующей главой в том же трактате(9), или развитие мотива стыдливости — с размышлениями на эту тему в главе "О кровосмешении" трактата "О Природе..."(10); едва ли реплика Арлекина о "мудрости [которая] стянула его с трона" императора Луны [там же] может рассматриваться как намек на бегство короля в Варенн; едва ли, наконец, взятие и разграбление Венсенского замка 28 февраля 1791 г. выглядит как достаточный повод вспомнить, что до начала 1784 г. этот замок, наряду с Бастилией, служил тюрьмой для особо опасных государственных преступников и для безумцев. Однако, именно 1784 г., мне кажется, может послужить отправной точкой для датировки "Арлекина". Дело в том, что при чтении комедии трудно отделаться от впечатления, что она написана очень молодым, даже юным автором, который знаком с театром скорее по литературе, чем непосредственно (начальные монологи тяжеловесны и затянуты при том, что в целом пьеса достаточно сценична), и пробует свои силы в новом для него жанре, беря на сей раз за образец комедии Мариво, написанные для Итальянского театра в Париже. Если согласиться с теми биографами Сен-Жюста, которые считают, что работа над "Органтом" была начата им еще в период обучения в Суассонском коллеже Сен-Никола, в 1783(11) или даже в 1780 г.(12), то становится вполне объяснимой та перекличка между поэмой и пьесой, которая постоянно бросается в глаза. Именно перекличка, ибо с одной стороны, в VIII песне поэмы Антуан Органт, путешествующий на осле на Небо и попадающий в царство Азиномаи, страну ослов, видит там, как Талия

... в бедной юбчонке,
Сменив на сабо бродекин
[высокие башмаки актеров в античной комедии — Т.Ч.]
Холодно-веселая и гротескно-нежная,
Спесиво отвергает искусство и соль Менандра(13).

Предметом насмешки здесь становится именно та жанровая разновидность комедии, к которой относится "Арлекин Диоген". С другой стороны, сетования Посла на судьбу, сначала избравшую Арлекина императором Луны, породившую надежды на "царствование мудрости и истины", а затем "похитившую" эти надежды [сцена IV], воспринимаются как пародия на "красивую химеру" в начале песни III "Органта":

На мгновение я Король земли...
Трепещи, негодяй, твоему счастью пришел конец.
Смиренные добродетели, приблизьтесь к моему трону;
...Если б я был им, то все изменило б свой облик:
Моя тяжелая рука укротила бы дерзость
Надменного богача, который притесняет бедняка,
Поразила бы наглого преступника.
...Вознесла бы скромную невинность
Я пройду без секиры, без охраны,
Сопровождаемый сердцами, а не палачами(14)...

и так далее...

Реплика Арлекина:

Мне больше по нраву непричесанные медведи,
Чем то животное, что ходит на двух ногах [сцена VI], -

заставляет вспомнить характеристику человека из XVI песни "Органта":

Человек есть слово, которое обозначает
Лишь животное, так же как медведь или лев;
Его природа есть ошибка и тупость,
Злобность спесь, честолюбие;
Он рождается и умирает; и мертвого его презирают(15).

Наконец, общей темой проходящей через оба поэтических сочинения Сен-Жюста, является тема мудрости (разума) — глупости (безумия), — хотя, пожалуй, наибольшую текстуальную близость можно обнаружить между "Арлекином", который "безумен от мудрости и мудр от безумия" [сцена I], и маленьким памфлетом "Разум в морге", написанном в апреле-мае 1789 г., т.е., примерно в то время , когда поэма "Органт" была опубликована: "Когда-нибудь тупость купит мудрости, и тогда мудрость сможет купить тупости"(16).

Все это вместе взятое позволяет предположить, что комедия "Арлекин Диоген" создавалась непосредственно в начальный период работы над поэмой "Органт".

Дать более точную хронологическую привязку пьесы практически невозможно. Можно лишь высказать некоторые соображения относительно обстоятельств и времени, когда она приобрела завершенный вид. Описание и расшифровка рукописи, которые дает С.Торжюссен(17) позволяет говорить о том, что в отличие от "Органта", работа над которым, периодически прерываясь, продолжалась несколько лет, почти весь текст комедии был написан — или по крайней мере записан (Сен-Жюст обладал исключительной памятью, рассматривал как неэффективную систему выписок, считая, что "если вас поразило изречение, мысль или еще что-то в книге, прочитайте раза два: вы это запомните"(18) много позже, в конце 1793 г., воспроизвел по памяти текст более чем трехсот постановлений первых трех недель миссии в Рейнскую армию(19), и вполне вероятно, сочинил пьесу в голове, прежде чем записать на бумаге), в один присест, но первоначально она имела несколько иной финал: влюбленные обнимаются, и последние две реплики звучат после слов Арлекина "не буду больше притворяться" [сцена X]. Безусловно, изменение финала придало комедии литературную и драматургическую завершенность, однако нельзя исключить, что мотивом возвращения к пьесе стали для Сен-Жюста некоторые обстоятельства личной жизни, в частности, замужество Терезы Желе, в руке которой ему было отказано (25 июля 1786 г.).

Однако, и после завершения поэмы Сен-Жюст еще по крайней мере однажды вернулся к своему раннему юношескому сочинению: существует еще одна рукопись, неполные три страницы начала комедии, переписанные набело Сен-Жюстом и его другом Тюийе "в четыре руки" с изменением имени героини на Нинетта и, что более важно, заменой персонажа — Скупщик (Ажиотёр) вместо Финансиста. Последнее, согласимся с С.Торжюссен, скорее всего может быть отнесено к 1792 г., когда Ажиотёр становится нарицательным отрицательным персонажем(20). Кто знает, не возникла ли у двух друзей идея опубликовать "Арлекина", придав пьесе более актуальное звучание. Это, во всяком случае, коррелируется с тем, что в конце 1792 г. в продажу с новым титульным листом "Мое время препровождение или новый Органт, сочинение депутата Конвента" были пущены нераспроданые остатки тиража поэмы.

Что касается комедии "Арлекин Диоген", то по-видимому перед нами наиболее раннее из завершенных литературных произведений Луи Антуана Сен-Жюста.



Примечания

Saint-Just L.A. Arlequin Diogéne. Pref. et publ. Ch.Vellay // Revue Bleue. 1907. T. VIII, N°4. P.97-105.

Morlon A. Notes sur Saint-Just // Mémoires de la Société Académique du Nivernais, XXII (1920). P.241-264; Saint-Just L.A. Oeuvres complètes. Ed. M.Duval. P. 1984. P.240-260.

Torjussen S. "Arlequin Doigéne" comédie en un acte de Saint-Just // AHRF, 1979, N°237. P.475-485; Idem. Fonction de la creation littéraire dans l'évolution de la pensée de Saint-Just (d'Organt à de la Nature) // Pensee, 1980, N°215. P.151-160; Truci-Torjussen S. Les oeuvres littéraires de Saint-Just. Thèse pour le doctorat es Lettres. Besançon, 1980.

Idem. Fonction... P. 152.

Revue Bleue... P.97.

Torjussen S. Arlequin... P.477-478; Idem. Fonction... P. 159-160.

Сен-Жюст Л.А. Речи. Трактаты. СПб., 1985. С. 318-319.

Там же. С.212.

Там же. С.243.

Там же. С.273.

Charmelot M.A. Saint-Just ou le chevalier Organt. P., 1957. P. 11.

Manceron Cl. Les hommes de la liberté. T. 4. La Révolution qui lève. P., 1979. P.422-423 (note 517).

Saint-Just L.A. Oeuvres complètes. Ed. Ch.Velay. P., 1908. T. I. P. 81.

Ibid. P.25-26.

Ibid. P. 161-162.

Vinot B. Un Inédit de Saint-Just: La Raison à la morne // AHRF, 1991, N°284. P.234.

Torjussen S. Arlequin... P. 476-481.

Barere B. Memoires. T.1. P., 1842. P.129-130.

Собуль А. Переписка и деловые документы Сен-Жюста и Леба, посланных с чрезвычайной мис-сией в Рейнскую армию // Собуль А. Из истории Великой буржуазной революции 1789-1794 гг. и революции 1848 г. во Франции. М., 1960. С.287-371.

Torjussen S. Arlequin... P.483-485.


АРЛЕКИН ДИОГЕН




ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Арлекин Перетта Посол Петиметр Финансист Комиссар Солдаты На сцене опушка леса. Арлекин в бочке. СЦЕНА ПЕРВАЯ АРЛЕКИН, один, голова над бочкой.
О! что за глупое животное — суровая женщина! И что за адское наслаждение Преодолевать склонность, которая нас услаждает, С видом бесплодной холодности, И краснеть от добродетели, Тогда как сердце в сущности слабо. Бедные глупцы и простаки, какие мы есть, Мы позволяем водить себя за нос; А между тем вы, кто нас мучит, Ваша глупая власть, которой вы так гордитесь, Есть не более, чем слабость мужчин. Будем в свою очередь столь же суровы, Разыграем скромность, разыграем холодность, С легким сердцем устрашим непостоянство И с важным видом распугаем любовь. И пусть одно лишь нежное слово Вызывает у нас предательский румянец. Разыграем робость, разыграем угрюмость, Чувства, слезы, неистовство; Ах! что за удовольствие смотреть, как бабенка Склоняется с плачем перед нашей непреклонной гордостью, Наслаждаться тем, как растет ее досада, И как покидает ее помутившийся рассудок; Через шесть месяцев Перетта пойдет со мной В томлении неведомого пыла. А я заставлю ее почувствовать Все те муки, которые она заставляет меня перенести, Всю презренность ее накладной добродетели И скромности, которые она демонстрирует с большими издержками Эти странности я могу исправить, И чтобы достигнуть цели предприятия, Расположусь-ка я в этой бочке. Так, соединив цинизм с глупостью, Я буду попирать ногами любовь и удовольствие. Безумный от мудрости и мудрый от безумия, Я буду наслаждаться ее поверженной гордостью. Но вот она, испускает вздохи.

СЦЕНА II АРЛЕКИН, спрятавшись в бочку ПЕРЕТТА, в сторону Арлекин время от времени поднимает голову, и разглядывает Перетту, делая арлекинады ПЕРЕТТА
Бедняга Арлекин! Что за враждебную звезду Породил его цветок, отравляющий ему жизнь? От моей холодности у него помутился рассудок, И его безумие есть следствие досады. Могла ли я подумать, что нарождающееся пламя Разожжет столь жаркую лихорадку, Что он обезумеет от моих ничтожных прелестей! Но, праведное Небо, что если он обезумел навсегда? Бедняга Арлекин!... Из-за моей суровости Остались в прошлом твое прекрасное время и твое сердце; И эта бочка, где, как новый Диоген, Он проводит время , охваченный любовью, Содержит в себе, увы! и мою жизнь, которая принадлежит ему, И счастье, которого лишено мое сердце.

Она приближается к бочке и принимает насмешливый вид. Продолжает:
Сир Арлекин, какая муха вас укусила, Что вы взяли себе столь допотопный дом И оставили свой веселый нрав Для ремесла угрюмого мечтателя? Что до меня, то я считаю, что такое безумие — Это острая приправа к вашим проказам.

АРЛЕКИН, в бочке, приняв нелюдимый вид
Ах! чтоб мое сердце больше не знало, Как смешон и бесславен глупец. Небо, я прожил тридцать лет для низости, И ни одного дня не прожил для мудрости!

ПЕРЕТТА
Правда, Вы не шутите?

АРЛЕКИН
До сих пор я делал только ложные шаги; Я двигался вперед, не видя ничего, Но разум осветил мой путь. Все это лишь вероломство, Слепота, глупость, фальшь. Чтоб быть счастливым, что нужно на земле? Золото? Крез имел его в изобилии, и жаловался. Власть? Цезарь боялся грома, Он был могуществен, он был всем... Цезарь боялся.

ПЕРЕТТА
Любить.

АРЛЕКИН
Любовь порождает все преступления. Жить при дворе? Эта участь не для меня. Царствовать? Трон — это жертвенный алтарь.

ПЕРЕТТА
Чтоб быть счастливым, что же нужно?

АРЛЕКИН
Ничего! Все есть безумие, заблуждение, химера, И я благословляю луч, что просветит меня.

ПЕРЕТТА
Вы можете проклинать его и дальше, Ибо настоящее, как Вы его видите — глупо. Вы отказываетесь от сладости жизни В согласии с обществом Ради большой бочки, где находится безумие! Разум действительно глуп.

АРЛЕКИН
Да, я отказываюсь, и оставляю себе То, что есть удовольствие и свобода Чтобы бесчестить глупости, которые я наблюдаю, И излить желчь, которую я накопил, На этот мир и его злобу.

ПЕРЕТТА, смеясь
Он безумец.

громко
Я Вас жалею от всего сердца.

тихо, в сторону
Любовь, увы, замутила ему мозги.

громко
И разум есть дар обманчивый.

АРЛЕКИН, мрачно
Я чувствую, что сердце мое обновляется. Я поместил в моей бочке — доме Страсти и ошибки чувств. Мое сердце свободно, оно разбило цепи, И, освобожденный от человеческой глупости, Я попираю ногами удовольствия, любовь... И намерен делать это всегда.

ПЕРЕТТА, тихо
Увы!

громко
Я ваша служанка. Именно это счастье не дает мне ничего, что меня прельщает. Но Ваше сердце, в своем сокрушении Разве не обольщает себя никакой страстью?

АРЛЕКИН
Нет, никакой! Человек это флюгер, Который вертится и меняется по воле ветра. В одно и то же время он желает и не желает, И дух его всегда высок и низок. Я следую своей изменчивой судьбе, Мещанин, сеньор, в городе, при дворе, По морю, по земле, к дьяволу, на луну! Изменчивый, меня поочередно видят За конторским столом, поставленным на службу, И ее оставляющим, по новому капризу Покидающим Париж, чтобы мчаться в Конго, И через моря тащить свои причуды. По правде, все это безделица. Мне помнится, однажды меня сделали королем. Ей-богу, я не стал счастливее. Следует ли толковать о метаморфозах, Это значит принести мне слишком много печали и забот в этом мире. Я больше не хочу ни служить, ни царствовать. От плохого к худшему я прохожу по миру, Чтобы устроить свою душу — бродягу. Монарх или ничто — мне все равно, И с этих пор я... оригинал. Оригинал, да, черт возьми! это значит, Что я с этих пор буду жить по-своему, Презирать, льстить, молчать, смеяться, Любить, ненавидеть! Не боясь пересудов, С сегодняшнего дня я ставлю опыт Совершенно нового образа жизни, И смеюсь над важными господами. Да, в этом месте вдруг появится... Кто-то идет. Его довольный вид Возвещает, что это финансист.


СЦЕНА III ПЕРЕТТА, в отчаянии от его безумия ФИНАНСИСТ, АРЛЕКИН АРЛЕКИН резко
Куда идет господин?

ФИНАНСИСТ удивленно
Туда, куда мне нравится, Не вижу, какое тебе дело.

АРЛЕКИН глядя на Перетту сбоку
Мне есть дело, мошенник, так как твое лицо, Мне кажется, оскорбляет добродетель. Потому что твоя одежда, позолоченная злодеяниями, Несет на себе печать всего зла, которое ты сотворил, И потому, что ты пришел в эту сельскую местность, Чтобы замыслить, быть может, новое преступление. Вот, мошенник, что следует знать. Теперь ступай куда хочешь. Доброй ночи!

ФИНАНСИСТ
Я очень удивлен, что никто не употребил твердой руки, Чтобы укротить безумца такого рода. Не один был помещен в Сумасшедший Дом На основании меньших причин.


ПЕРЕТТА
Увы!


АРЛЕКИН все время рассматривая Перетту
Я еще больше удивлен, Хлыщ, что, несмотря на славу, которая тебя украшает, Ордер на арест не отмстил доблесть Той крови, в которую ты очевидно одет.

ФИНАНСИСТ
Этот человек безумен. Что за странная мания!

АРЛЕКИН
Хлыщ, я мудр, и в этом мое безумие. Прими на прощание мой совет: Не будь таким разбойником, и ступай своей дорогой. Финансист уходит с угрожающим видом.

СЦЕНА III [так у Сен-Жюста! — Т.Ч.] ПЕРЕТТА, АРЛЕКИН ПЕРЕТТА опечалено
Как дорого моя суровость стоит моей душе, И мстит несчастьем его страсти! Какое безумие! Он будет заточен, И по моей вине, и чтоб иметь любовь! Ревнивое Небо довершает мою ничтожность.

АРЛЕКИН в бочке
Кто ты ни есть, направь свои шаги в другое место, Оставь в покое одинокого мудреца, Чей разум не верит в несчастья.

ПЕРЕТТА
Любовь в них верит.

АРЛЕКИН
Любовь причина твоей печали. Когда она нас ранит, надо разбить ее цепи. Не подражай тем слабоумным любовникам, Чей разум порабощен их чувствами, Чья робкая любовь испытывает униженную слабость, И цепенеет на груди у вялости. Любовь не что иное как фривольная потребность И от великого сердца она должна быть далека. Окутайся моей безучастностью, Я не боюсь непостоянства обманчивой судьбы. Я ничего не люблю, но также ничего не ненавижу, Я живу довольный, и ты можешь тоже. Возьми бочку, сторонись изменчивой тени, Избегать удовольствий, значит избегать печали. Не жалуйся на судьбу и на Небо; Все в этом мире в порядке вещей!

ПЕРЕТТА
Бедняга Арлекин!

АРЛЕКИН
Возьми бочку, говорю я. К этому решению тебя обязывает мудрость. Да, все хорошо, но все будет еще лучше, Если ты соблаговолишь удалиться из этих мест.

ПЕРЕТТА
Я — Перетта.

АРЛЕКИН
Ах! Перетта, Перетта... Твоя глупая болтовня заставляет меня повернуть голову. Ах! чего ты хочешь?

ПЕРЕТТА
Успокоить любовника, У которого моя стыдливость вызвала мучения, Напомнить ему о любви, о нем самом, Сделать его счастливым, поклясться, что я люблю его, И загладить своими слезами То горе, которым я платила за его любовь. Милый Арлекин, это о тебе я сожалею, О тебе, кто меня любит, и кого мое сердце обожает.

АРЛЕКИН резко
Мне вас любить! вы шутите, я полагаю. Не загораживайте, однако, мне солнце.

ПЕРЕТТА
Милый Арлекин!

АРЛЕКИН
Арлекин в своей бочке Спит и не желает быть милым ни для кого. Уходите.

ПЕРЕТТА
Я не могу вас покинуть.

АРЛЕКИН
Я больше не хочу, черт возьми! вас слушать. Уходите.

ПЕРЕТТА
Вы больше не любите Перетту.

АРЛЕКИН
Я никогда не любил ничего, кроме моей бочки, А вас я ненавижу! вы удовлетворены?

ПЕРЕТТА
Неблагодарный, ты хочешь свести меня в могилу. Ах! я умру!

АРЛЕКИН показывая нос
Приключение приятное, Как можете вы вопреки мне быть моей любовницей. Нет, черт возьми, не злоупотребляйте. Я не падок на ваши прелести. Наступает время , когда мудрость Смягчит опьянение пылких чувств, Когда я смогу воспользоваться, к несчастью, Безумием, в котором теряет себя ваше сердце. Я полюблю тогда, и полюблю недотрогу, Безобразную красотку, несчастную Гертруду, Которой я должен мир и мою бочку. Юная, чувствительная, неопытная, Ее неприступность воспламенит мой мозг, И воспользуется моим нетерпением. В отчаянии от этой ложной суровости, Моя безумная любовь будет питаться слезами; Она знает, как ловко затронуть Все пружины моей глупой слабости, Как будто уступая иногда моей досаде, Вознаграждая мое сердце со всем своим остроумием, Без конца проходясь по моей чести. Искусно нежная, ловко простосердечная, Она в конце концов сделает так, что несчастье Вернет меня к мудрости и отвратит мое сердце. Безучастный, я оставлю эту жизнь, Замкнусь в своей философии. Разве не достаточно. Воспользуйся моим советом; И больше не загораживай мне солнце.

ПЕРЕТТА
Увы!


СЦЕНА IV ПЕРЕТТА печальна; ПОСОЛ; ПЕТИМЕТР; АРЛЕКИН голова над бочкой; Петиметр в стороне разговаривает с Переттой ПОСОЛ
Сеньор, счастливая судьба Вас сделала императором Луны. Выбором судьбы ваша власть обнадеживала, Обещая достопамятное царствование, Царствование мудрости и истины. Но судьба, вначале столь благоприятная, Похитила у ваших возлюбленных подданных Тот золотой век, что был им обещан. Глубокая скорбь покрыла всю Луну. С этого времени всеобщие бедствия Требуют вас обратно как милости Неба. Наши представители облетели планеты, И я благословляю мудрость Бога, Который привел меня к берегам, где вы находитесь. Я прибыл вручить вам, Ваше Величество, Счастливый скипетр, который я привез. Не удручайте более народ, который вас любит, Примите вновь печальную корону.

АРЛЕКИН
Я навсегда отказываюсь от величия. Самый лучший трон стоит на слезах; И не столько Небо, сколько мудрость, Стянула меня с трона... который я оставил. Так уезжайте, господин Посол, Ваш государь является вашим служителем.

ПЕТИМЕТР в то время как Посол заговаривает с Переттой, удивленно
Мой милый друг, я едва разглядел тебя В этой бочке, изображающего Диогена. Эта роль — роль глупца, А это не судьба для Арлекина. Плут, знаток изысканных шалостей, Магистр искусств по части бахвальства, Шельма, затворник, ты лишаешь людей Утраченных плодов твоих редких талантов. Так, черт возьми, оставим эти шутки. Я привез тебе две сотни экю аванса, Поскольку мне необходим твой ум. Чтобы увести десять тысяч экю у еврея, Чтобы подделать подпись, чтобы соблазнить аббатису, Чтобы похитить ларец у графини, Чтобы выкрасть богатую красавицу Из ревнивых рук вспыльчивого опекуна, Чтобы вырвать договор моего отца, Который уже два месяца лежит у нотариуса, И чтобы ты сразился за меня на дуэли Против кое-кого, кто меня вызвал. Оставь свою бочку и свою философию. Таким путем не заработаешь на жизнь.

АРЛЕКИН на мгновение забывшись
Но терять ее вашим способом, черт возьми! Убивать, красть, что за добрая шутка,

Нахмурился
И по меньшей мере строить из себя насмешника, Если это ненавидеть, не обретешь мудрости.

ПОСОЛ в то время как петиметр возвращается к Перетте
О лучший и величайший из королей, Весь народ говорит с вами моими устами. Не разрушайте счастливого заговора, Который предвещает судьбу вашим талантам, И ответьте тревожным ожиданиям Ваших ревностных и обездоленных подданных.

АРЛЕКИН, мрачно
Я не хочу, и я вам повторяю, Что бремя, которое вы возлагаете на мою голову, Несомненно, худшая из профессий, Профессия государя и дело управления. Я оставался на вашей Луне, Недолго, но докучливая пышность Раболепия и суетности, Ловкого преступления, которое окружает роскошь, И змеи, которые ползают под троном, Внушили мне отвращение к этой профессии

ПЕТИМЕТР
Ну что, мошенник, оставляешь ли ты свою мудрость?

ПОСОЛ на коленях
Сжальтесь, Сеньор, проявите участие!

ПЕРЕТТА
Милый Арлекин, ты меня уже не любишь?

ПОСОЛ
Сеньор, неужели наши мольбы напрасны?

ПЕТИМЕТР
Ну что, плут, которого по праву так восхваляют, Неужели две сотни экю не тронут твоего сердца?

АРЛЕКИН
Перетта, и вы, господин Посол, И вы, благородный дворянин, Отвечаю вам в последний раз: Что мир удивляется вам всем троим!

Послу
Я не желаю управлять вашей империей.

Петиметру
Я не желаю печься о вас.

Перетте
Я не желаю вашей глупой любви. И все трое - убирайтесь...

С сосредоточенным видом, резко
Прощайте!

ПЕРЕТТА
О, праведное небо!

ПЕТИМЕТР
О, бездельник!

ПОСОЛ
О, великий человек!

ПЕТИМЕТР
Неужели он полагает, что моя нога не побьет его!

ПОСОЛ
Господин мог бы быть менее желчным И признавать в королях богов.

ПЕТИМЕТР
На самом деле я считаю, что мозги Окончательно свернулись у смертного отродья. Я никогда не мог себе представить, Что подобные дураки могут встречаться. У этого имеется хорошая погремушка: Он хочет найти короля в Арлекине, Как некогда отважный Дон Кихот Выбрал замок для благородного паладина. Прощайте, господа. Современный Диоген, Ты не увидишь моих двухсот экю. Я оставляю тебя, и то соглашение, которым тебя дурачат. Ступай царствовать. Я больше не вернусь.

СЦЕНА V ПОСОЛ, ПЕРЕТТА ПОСОЛ
Если повеление суровой мудрости Величия вызывает отвращение у Вашей Светлости, Позвольте, по крайней мере, чтобы я сложил к вашим ногам Некоторые дары, которые вам доставлены: Золотой шлем, мантию, меч, Медаль, выбитую в вашу честь, Три бриллианта по пятьдесят карат.

АРЛЕКИН
Сложите все... Но нет, я не хочу.

ПОСОЛ
Соблаговолите, Сеньор! ... Ах! это единственный знак уважения Который судьба когда-нибудь могла бы принести мудрецу.

АРЛЕКИН
Вы кажетесь достаточно хорошим человеком... Не заслоняйте мне солнце, прошу вас.

СЦЕНА VI АРЛЕКИН, который замечает Перетту; ПЕРЕТТА АРЛЕКИН
Эта когорта докучных меня утомила. Однажды утром я отправлюсь в Аравию. В Аравию... да... Там я буду жить Независимый и оторванный от мира. Несколько скал или несколько страшных пещер Примут мою безмятежную мудрость, Мне больше по нраву непричесанные медведи, Чем то животное, что ходит на двух ногах.

ПЕРЕТТА
Не слишком ли этого мало, чтобы стать мудрецом? Не захочется ли вам бежать и с этих берегов. Неужели ваша печаль должна привести меня к смерти? Я последую за вами; ваша судьба это моя судьба. Мое сердце... ваше, и я не смогу жить, И не любить вас, или не умереть или последовать за вами.

АРЛЕКИН
Вы не обладаете теми стыдливыми прелестями, Который всегда приукрашивает болтовня, И вы будете ненавидеть глупость Их трогательной и святой миловидности

ПЕРЕТТА
Ох! Я их ненавижу!

АРЛЕКИН
Ваше невинное сердце Позволяет говорить о чистоте чувства?

ПЕРЕТТА
Да.

АРЛЕКИН
Вы любите меня так, как говорите?

ПЕРЕТТА
Да.

АРЛЕКИН
Я ненавижу вас, жемчужина смиренности. Я отправлюсь так далеко, что вы не сможете Прогулять туда свою нежную грудь; И чтобы обмануть ваш смехотворный пыл, Я пройду через Геркулесовы столбы, Гренландию, Мономотапу, Острова Минорка и Майорка, Кубу, Таити, Зеленый мыс и Пески, Хиркасси, наконец, я отправлюсь к черту.

ПЕРЕТТА
Я последую за вами.

АРЛЕКИН
Я отправлюсь в Тартар.

ПЕРЕТТА
Я последую за вами.

АРЛЕКИН
Я отправлюсь в Тенар.

ПЕРЕТТА
Я убью себя!

АРЛЕКИН
Я не убью себя.

ПЕРЕТТА
И в ад я буду сопровождать вас. Но говорят, увы! что ваши уста Не открываются иначе как в диком оскале, И что мне никогда не узнать вашей улыбки Которой ваше сердце, чувствительное к моей печали, Пожалеет на мгновение страдание, которое меня угнетает И из жалости разделит мою слабость.

АРЛЕКИН с нежным выражением
Ах, вы могли бы уважать мою скромность И пощадить стыдливость моего пола. Мой дикий вид это единственное приличие, И мои битвы - битвы моего простосердечия. На самом деле... Мой Бог... Что за слабость... На самом деле... Мадам... Я себя убиваю.

Перетта идет поддержать его и хочет обнять АРЛЕКИН
Вы злоупотребляете... моей внезапной слабостью. Довольно... Мадам... поберегите ваши усилия, А что если кто-нибудь... придет... сюда. Что скажут тогда... о моей добродетели... великие боги!

С запальчивым видом
Уходите, Мадам, прошу вас. Я опасаюсь от вас нового плутовства, Уходите; я опасаюсь ваших посягательств Я закричу... Я вовсе не люблю вас... Вон кто-то; черный человек выходит вперед; А рядом с ним мой финансист. Чего они хотят?

Выпрыгивает из бочки СЦЕНА VII ФИНАНСИСТ, КОМИССАР, ПЕРЕТТА, АРЛЕКИН, ПОНЯТОЙ. ФИНАНСИСТ, Комиссару
Вот безумец, Которого следует поместить вы знаете, куда. Этот бешеный, которого Бог хочет поразить! Исполненный тумана ипохондрической желчи Из этой бочки распекает прохожих, И этот болван, набивший голову здравым смыслом, Удостоится в конце концов Венсенского замка, Куда вы его препроводите строить там Диогена И Катона.

АРЛЕКИН Комиссару
Сударь, вот глупец, Который с помощью своего золота придает мне вид плута. Это мошенник, которого ранит истина, Который боится дневного света, что осветит его низость. Он кажется разжиревшим на человеческой крови; И, сверх всего, это грубый безумец. Вы должны препроводить его для нас В Венсенский замок, строить там Демосфена И честного человека.

ФИНАНСИСТ
Довольно, господин недостойный.

КОМИССАР Арлекину
Что вы делаете, сударь, в этой бочке? Это отнюдь не говорит о здоровой голове.

АРЛЕКИН
Это бочка, которую я взял у себя в погребе.

ФИНАНСИСТ
Но, отрицаешь ли ты, что оскорблял меня?

АРЛЕКИН иронически
Ах! Монсеньор искажает истину.

ФИНАНСИСТ показывая на Перетту
Мадам была свидетелем его безумия.

ПЕРЕТТА
Я свидетельствую, что вы лжете, сударь.

АРЛЕКИН
Довольно! вот господин Посол.

СЦЕНА VIII ПОСОЛ, АРЛЕКИН, ФИНАНСИСТ ПЕРЕТТА, ПОНЯТОЙ ПОСОЛ с подарками
Поскольку судьба отказала моей родине В счастливом царствовании, которое было обещано, Не добавляйте, великий государь, к ее скорби Отказа от дара, который она вам приносит.

АРЛЕКИН принимая все и помещая в своей бочке
Пожелайте всего наилучшего, прошу вас, Обитателям вашей сильфирии, И передайте всем мое почтение.

СЦЕНА IX АРЛЕКИН, КОМИССАР, ФИНАНСИСТ, ПЕРЕТТА, ПОНЯТОЙ Арлекин тихо говорит с Комиссаром и вкладывает ему в руку бриллиант КОМИССАР Финансисту
Хм! Хм! Сударь, как, вы сказали, ваше имя?

ФИНАНСИСТ надменно
Жак-Реми-Люк де ла Диндоньер.

КОМИССАР
И кто вы такой?

ФИНАНСИСТ надменно
Сеньор Вара, Сент-Альбана и других мест, И моя жена из потомственных дворян.

КОМИССАР сурово
Мы, Пьер-Андре Барбарон, комиссар Шатле в Париже, приказываем, На основании веских причин и достаточных доводов, Жак-Реми-Люк де ла Диндоньер, Сеньор Вара, Сент-Альбана и других мест, Женатый на потомственной дворянке, Потребовавший сто экю штрафа по отношению...

ФИНАНСИСТ
О, боги!

КОМИССАР показывая на Арлекина
По отношению к этому господину за распрю и оскорбление Нанесенное вышеназванным господином ниженазванному господину, как я сказал, Совершенное к чести, как я сказал, закона, Совершенное, как я сказал, по отношению к комиссару короля.

ФИНАНСИСТ
Чер... !

КОМИССАР
Что его отведут через улицу, В Шатле!
Арлекину
Сударь, я вас приветствую.

СЦЕНА X ПЕРЕТТА, АРЛЕКИН


ПЕРЕТТА
Милый Арлекин!

АРЛЕКИН
Ах! Ах! милый Арлекин... Теперь вы наконец не так жестоки. Что сталось и с дикой гордостью, И с этим презрением, и с этой суровой добродетелью, И с этой скромностью, и со всеми этими холодными отказами, Которые вы так гордо выставляли напоказ? Теперь, наконец, вы знаете, чего это стоит, И как тяжело томиться напрасно? Я восторжествовал над недостойной слабостью, И рассудок оледенил мою нежность. Вот плоды ваших мудрых отказов.

ПЕРЕТТА
Я краснею; чего же вы еще хотите?

АРЛЕКИН
Вы краснеете, да; но, прекрасная дама, Горький смех оскорбителен для моей страсти. Вы призываете в свидетели этот лживый румянец, Внезапный результат темного тумана. Вы оказываете влияние на мой обманутый взор, Сердце, отвлеченное другими мыслями. В своем волнении вы имеете такой вид, Будто рассматриваете мою глупую персону, Чтобы послужить ей тенью и Музионом... Ах! Ах! Ах! Ах! Это меня весьма беспокоит... Обнимемся, и я не буду больше притворяться.

[зачеркнуто: ПЕРЕТТА обнимая его
Как! ты не был безумцем?

АРЛЕКИН
Я сражался Против своего сердца.

ПЕРЕТТА
Ах! если бы я знала!]

ПЕРЕТТА
Ты дал мне вкус к рассудку, И я собираюсь с выгодой использовать урок. Ах! я возродилась. Приятная философия Будет отныне светочем моей жизни. Я видела сон, и вот пробуждение. Отойдите, сударь, не загораживайте мне солнце.

АРЛЕКИН в сторону
Вот так да! Я знал, что каждая красотка Это демон под женской кожей... Но только что ты меня любила.

ПЕРЕТТА
Право, Я говорила это, чтобы посмеяться над тобой. Что за прекрасная вещь мудрость!

АРЛЕКИН
Мне очень нравится эта метаморфоза.

ПЕРЕТТА
До сегодняшнего дня я следовала сердцу От мечты к мечте, от заблуждения к заблуждению, И, как и вы, я постигла глупость Ничтожество нашей влюбленной души. Не загораживайте мне солнце, прошу вас.

АРЛЕКИН
Я в самом деле одобряю этот совет. Мадам, прощайте. Мудрость и стыдливость Вместе — странная мания. Я буду вновь думать о времени, которое потерял, Чтобы заслужить сердце, которое меня достойно. Прощайте, мадам, и сохраните для себя Эту собаку в сердце, которая хочет лишь того, чтобы ее любили. Я был глупец, черт возьми, чтобы томиться, Проливать слезы, предаваться отчаянию. Мадам, прощайте. По правде сказать, я был скотина, Ломая остроумие и голову, Чтобы излить мой сумасбродный пыл В мадригалах нежных и вялых. Я больше в жизни не хочу любить ничего Кроме хорошего вина и философии. Прощайте, мадам, и не думайте, Что это всего лишь дурачество. Я был дурак, чтобы иметь мужество Любить вас и строить мудреца.

Собирается уходить ПЕРЕТТА
Так не был ты безумцем?

АРЛЕКИН
Я им не был, Разве что дорожил вашими коварными прелестями.

ПЕРЕТТА
Так ты меня любишь, Арлекин?

АРЛЕКИН
Зараза! Да, я вас люблю... Наконец, я вас ненавижу.

ПЕРЕТТА
Как! ты не был безумцем?

АРЛЕКИН
Я сражался Против своего сердца.

ПЕРЕТТА
Ах! если бы я знала!